Артем (hitch_hiker) wrote,
Артем
hitch_hiker

Categories:

Киев - Львов: автостоп по-украински


Продолжаю рассказ о том, как я провел двухнедельный отпуск в июне-июле. Кому интересно - см. ниже.

предыдущие серии
Путешествие в оранжевый Киев - часть 1
Путешествие в оранжевый Киев - часть 2


...Перед путешествием на Украину некоторые друзья уверяли меня, что страна эта труднопроходима для автостопщика. Мол, берут там редко, деньги просят часто, дороги плохие и продвигаться по стране приходится чуть ли не скоростью пешехода. Особенно тяжко, конечно, стопщикам приходится в Крыму. Но и в других частях Украины в нашем брате водители будто бы видят исключительно источник заработка. Даже мой киевский знакомый Женя рассказывал, как некоторые водители требовали у него денег за проезд, а на мой вопрос о причинах подобного безобразия философски заметил: «Что поделаешь, народ такой».

Так что на трассу Киев-Львов я выходил с некоторым опасением. Путь, правда, предстоял недалекий – чуть больше пятисот километров – а дорога проходила через крупные города. По России такое расстояние преодолевается не более чем за десять часов, однако я, наслушавшись рассказов доброжелателей, готовился к долгому и полному трудностей путешествию.

Впрочем, даже если бы путешествие затянулось надолго, в дороге было бы не так скучно. Ибо компанию мне составила одна хорошая киевская девушка по имени Лера, подруга Жени. Познакомил он меня с ней накануне, а в ходе разговора выяснилось, что молодая киевлянка тоже давно мечтает поехать во Львов, да и вообще хочет попутешествовать автостопом, но – как обычно это бывает у девушек – одна ехать боится. Времени у неё было навалом (незадолго до этого она закончила институт), так что мы договорились уже на следующий день отправиться вместе в дорогу.

Утром я, полусонный и обегавший с утра весь центр в поисках хоть одного обменника валюты, приехал на станцию метро «Житомирська». Лера уже ждала меня на платформе с туристическим рюкзаком, который в высоту был чуть ли не больше её роста. Мы вышли на поверхность и, спросив дорогу у прохожих, отправились на запад. Вначале пришлось идти по проспекту Перемоги до кольцевой дороги, затем мы прошагали для надежности еще пару километров и заняв удобное положение – чтобы видно было издалека, а машина могла легко остановиться – начали голосовать.

Будний день. Мимо проносятся автобусы, немногочисленные дачники на раздолбанных машинах, командировочные в подержанных иномарках и дальнобойщики: кто победнее - в «Мазах», кто побогаче – в «Сканиях». С Лерой мы попеременно голосовали минут сорок, прежде чем остановилось первое транспортное средство – пригородный автобус. Вообще-то автобусы я стараюсь не останавливать, понимая, что человек, сидящий за его рулем, обычно постарается извлечь из тебя какую-то финансовую выгоду. Впрочем, пару раз водители автобуса подбрасывали меня совершенно бесплатно – так, например, однажды почти половину пути между Самарой и Уфой я преодолел на пустом автобусе. Тамошний водитель возвращался после междугороднего рейса и заодно добросил меня до нужного дома.

Тут под Киевом вопрос платы сразу не возник, а водитель и парочка пассажиров так настойчиво просили зайти, что мы поддались на уговоры. Автобус ехал всего лишь до Макарова – небольшого населенного пункта в окрестностях Киева. На повороте мы попросили остановить, а когда, уже на выходе я сказал «Спасибо», водитель заметил:

- За «спасибо» у нас никто не подвозит.

Я сделал вид, что не расслышал его слова и пожелав на прощанье удачи, выбрался вслед за Лерой на обочину. Автобус поехал дальше – и, как мне показалось, даже его задний бампер выражал возмущение. Ну что ж, думаю, надо было заранее предупреждать.

Однако, вопреки замечанию первого меркантильного водителя, выяснилось, что подвозят на Украине все-таки в основном за «спасибо» - как и положено в любой приличной стране.

У Макарова мы с Лерой совместными усилиями остановили первую «легковушку». Лера устроилась на заднем сиденье и спустя некоторое время задремала, а я, как обычно, свел разговор с водителем на тему политики. Он работал в компании, торгующей стройматериалами, и мне вновь пришлось услышать вариации на тему «донецких бандитов», приходивших к его шефу незадолго до выборов. Особого зла водитель на них не держал, поскольку в Киеве, по его словам, своих бандитов хватает. Но, видимо, донецкие товарищи нарушили какие-то негласные установки, сложившиеся в бизнесе за долгие годы, поэтому свой голос мой попутчик отдал Ющенко:

- Но вообще, конечно, у Януковича тоже, кроме минусов, есть свои плюсы. Да и Ющенко, конечно. Хоть я и за него голосовал, но у него тоже есть и хорошее, и плохое.

- А что в Ющенко плохого?

- Например, то, что он в НАТО всех призывает вступить.

- По-вашему, не стоит?

- Нет. Больших плюсов это не принесет, а отношения с Россией испортятся окончательно.

Это, кажется, был мой последний разговор о преимуществах «оранжевых» и «донецких». Чем дальше от столицы, тем меньше у людей было желания спорить о политике – каждый занят своими насущными проблемами и не успевает следить за событиями в Киеве.

Водитель проехал километров пятьдесят, свернул в какой-то город, лежащий между Житомиром и Киевом, и высадил нас у пустынного перекрестка. Трасса, на обочине которой мы стояли, радовала глаз. Ровное покрытие, четкая дорожная разметка и две полосы в обоих направлениях – по такой дороге ехать одно удовольствие. Правда, после города Ровно она сузилась до однополоски, а в Львовской области вообще превратилось в нечто невообразимой – с неровностями, превращающими поездку в череду встрясок и прыжков. Но если судить по тому, что я видел, дороги на Украине приблизительно того же качества, что и российские. Впрочем, самую хорошую тамошнюю трассу – Киев-Одесса – я так и не посетил.

Тем временем удача – в виде двух жителей Ровно, возвращавшихся к себе на родину – улыбнулась нам опять. Ровненцы остановились, увидев наше отчаянное размахивание руками, и мы, разместившись со своими рюкзаками в машине, снова поехали в сторону Львова. Наши водилы были, видимо, из казачьего рода – оба рослые, усатые и плечистые. По дороге один из них несколько раз звонил «жинке» в Ровно и отчитывался о том, далеко ли он от неё находится. Между собой они говорили по-украински. С продвижением на запад русский становился все менее и менее распространенным, хотя понимали его все прекрасно.

В общем, к полудню мы преодолели большую часть пути и были уже на объездной города Ровно. Рядом стояла автозаправка, по другую сторону дороги разместился небольшой крестьянский хуторок – поля, пара березок и несколько деревянных строений. У нас с Лерой пересохло в горле, вся взятая в дорогу вода уже была выпита, так что к нам в голову пришла гениальная мысль – как настоящие путешественники, мы должны спуститься на хутор и попросить попить воды. Обычно, конечно, такую уловку используют, чтоб напроситься в гости и «на поесть» и «на поспать», но нам было достаточно утолить жажду.

Мы спустились от дороги вниз к хутору, и Лера спросила у старухи, убирающей вилами сено с поля, можно ли попить воды.

- Подождите, сейчас принесу, - она зашла в дом, через пару минут вынесла емкость с водой, которую я и Лера осушили почти целиком. Мы поболтали с представительницей трудового крестьянства о погоде и текущих делах. Хозяйская собака в это время бегала рядом и играла с котенком, причем пару раз брала его зубами и приподнимала в воздух. Каждый раз у нас сжималось сердце, как бы с котенком ничего не случилось, но тот каждый раз благополучно выбирался из пасти хищника и довольно мяукал.

Поблагодарив старушку, мы потащились обратно в сторону заправки, надеясь купить какой-то провизии в дорогу. На заправке, кроме машинного масла и пары бутылок сока, ничего не оказалось. В это время к ней подъехал мини-автобус, и мы спросили у вышедшего водителя, есть ли поблизости магазины или закусочные.

- Да, есть, идите дальше по дороге. Куда едете?

- Во Львов.

- Что же в Ровно не заглянули?

- Не знаем…

- Что же вы, давайте к нам. Раз путешествуете, должны в наш город заглянуть. Ровно – очень интересное место.

- Ну, даже не знаем…

- Садитесь, садитесь, я сейчас заправляюсь и в город еду. Да не волнуйтесь, я же с вас денег даже не требую. Просто город хотя бы посмотрите. Ну и заодно зайдете где-нибудь поедите.

Мы согласились и зашли внутрь автобуса. Автобусы, кстати, на Украине очень хорошие – конечно, по сравнению с российскими. Ничего похожего на человеконенавистнические «Газели» и «Пазики» я там не встречал. И вообще в украинских автобусах не приходится стоять, согнувшись наполовину – здесь даже микроавтобусы просторные, высокие и вместительные. «Украинские автобусы» - термин, конечно, условный – здесь, в основном, ездят импортные машины. Так, автобус, на котором мы добирались до Ровно, был произведен концерном «Мерседес». Водитель сказал, что ему уже почти десять лет, заметив при этом: «Я бы посмотрел, как «Газель» в десять лет будет выглядеть».

Пока мы ехали в Ровно в пустом автобусе, водитель объяснял, как нам лучше исследовать город:

- Я сейчас высажу вас возле церкви. Потом спускаетесь вниз по улице, видите пиццерию, можете там поесть и идите дальше. В общем, все сосредоточено вокруг главной улицы. А там сядете на любой автобус до аэропорта, он вас довезет до львовской трассы.

Доехав на окраины, водитель начал притормаживать на остановках, забирать пассажиров, ну а мы, доехав до центра города, сошли у высокой церкви с золотыми куполами.

Про город Ровно я не знал практически ничего. Помню, только в детстве в родительской библиотеке была книжка из серии «Мир приключений» с пафосным названием «Это было под Ровно». Руки у меня до неё так и не дошли, и в памяти осталось только то, что под этим городом произошло что-то важное и незабываемое.

Вообще же, как и многие места на Украине, город этот с достаточно интересно историей. Был он под властью литовцев, шведов, поляков, русских. Почти всю войну был оккупирован немецкими войсками. И в этих районах, как я вычитал сейчас, и действовал партизанский отряд Дмитрия Медведева, автора книги «Это было под Ровно». Его спецгруппу забросили в глубокий тыл противника, где советские разведчики произвели ряд важных диверсионных заданий. Одного из напарников Медведева – Николай Кузнецова, поймали и подстрелили бандеровцы, но сам он выжил и после войны написал книгу о своих приключениях. Все-таки надо будет как-нибудь найти время ознакомиться с этим произведением.

Однако, несмотря на столь героическое прошлое, Ровно оказался весьма скучным городком. Видимо, во время войны он был основательно разрушен, и почти ничего из старой архитектуры здесь не сохранилось. Мы заметили только парочку красивых церквей и несколько новых зданий – банки и супермаркеты. Все остальное – серые многоэтажные жилые дома, которые можно увидеть в любом городе СНГ.

Единственное, что здесь нас удивило – это огромное количество нарядных девушек. Юные жительницы Ровно разгуливали по всему городу чуть ли не в вечерних платьях. В городских школах в тот день отмечали выпускной, и все ученицы принарядились к такому памятному событию. Все-таки девушка в платье выглядит куда привлекательней, чем в джинсах, поэтому Ровно мне запомнился именно красотой женской половины его обитателей. Ничего более значительного в этом городе обнаружить не удалось.

Мы с Лерой прошли по центральной улице, название которой у меня выветрилось из памяти, сели на автобус до аэропорта и вскоре вновь стояли у обочины. Лера подняла руку, а я присел рядом, используя её туристический рюкзак в качестве стула. Но вот остановился старенький «Фольксваген», в котором ехали пожилой мужчина и молодая девушка.

В России мне обычно приходилось ехать с водителями-одиночками – теми, кому не с кем поговорить в дороге, и которые берут попутчика как средство от скуки. Но на Украине нас несколько раз подвозили машины, в которых уже было двое или даже трое человек. Правда, пообщаться с попутчиками из-за этого как следует не удается: на переднем сидень идет свой разговор, на заднем тоже вполголоса треплются на свои темы. Лера, как знающая местный язык и нравы, обычно только поясняла, что мы едем во Львов, что она сама из Киева, а «хлопец з Москвы». Вот и в этот раз, увидев, что водитель говорит исключительно по-украински, Лера вступила в разговор и, выяснила, куда едут наши «драйверы». Ехали они в Тернополь, так что высадить нас должны были на повороте перед городом Дубно.

До поворота мы доехали быстро, попрощались с водителем, я сказал только что выученное слово «Дякую» («Спасибо»). Вышли мы у одного из сельских пригородов Дубно. Ряд домов, церковь, кладбище, магазин и дорога, прорезающая поселок насквозь и нарушающая ревом автомобилей местную идиллию.

- М-да, - сказала Лера. – Как говорит моя мама, это место – как вся моя жизнь.

- Какая у тебя, оказывается, тоскливая жизнь, - заметил я, разглядывая окрестности.

Впрочем, мои впечатления было обычной реакцией на деревенский пейзаж, который на городского жителя навевает только скуку. Но, если честно, украинская деревня мне показалась лучше российской. Вообще, сельская местность на Украине производит более благоприятное впечатление. Сельское хозяйство всегда играло главную роль на Украине (в российских источниках об этом говорится – «Украина считалась житницей России», в украинских – «Украине была уготована роль аграрной окраины Российской империи»), и, по всей видимости, она по сегодняшний день осталась в основном аграрной страной.

Украинские села оказались на удивление аккуратными, чистыми и – с виду – вполне зажиточными. Хорошие, добротные дома, в том числе множество кирпичных зданий, ровные деревянные и металлические изгороди и огромные поля, засеянные картошкой, пшеницей и другими культурами. Конечно, до американской глубинки (которую я во множестве видел, путешествуя по США) им далеко, но по сравнению с российскими – впечатление вполне достойное. Здесь я практически не видел заброшенных деревень-призраков с покосившимися избушками и обитателями старше шестидесяти лет, которые зачастую попадаются в России. Словом, на Украине не ощущается столь разительного разрыва между городом и деревней, который есть у нас.

Большая желтая машина неизвестной мне заграничной породы притормозила, когда мы уже прошли полдеревни. Автомобиль оказался просторным, так что наконец-то мы ехали не придавленные собственными рюкзаками. Водитель оказался веселым и разговорчивым человеком. На вопрос, чем он занимается, ответил:

- Компьютеры ремонтирую, - потом добавил. - Сначала ломаю, потом ремонтирую. Так и живу.

- Понятно... Ниче у вас машина, просторная…

- Да, хорошая. Вообще это у меня вторая машина, она мне больше нравится. Обзор у неё хороший.

Мы проехали город Дубно и он не преминул заметить:

- Здесь раньше существовали дубнинские редуты – оборонительные сооружение на границе. Во время войны здесь было наступление.

- Во время Второй Мировой?

- Нет, во время Первой Мировой. Тут был осуществлен Брусиловский прорыв. А еду я в город Броды, - заметил он чуть погодя. – Кстати, очень интересный город. До войны считался одним из самых жидовских городов Украины – даже опережал Бердичев в этом плане. Через него проходила граница между Россией и Австро-Венгрией. А еще один из первых получил Магдебургское право…

Магдебургское право, о котором упомянул водитель, - достаточно интересное историческое явление. Я вообще интересуюсь историей, но, честно говоря, услышал это словосочетание впервые именно на Украине. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, поскольку магдебургское право было характерно только для украинских городов, находившихся под властью европейских народов. В русских городах нечто подобного появилось, пожалуй, только с реформами Александра Второго.

Магдебургское право - система городского права, сложившаяся в средневековье, согласно которому общественно-политическая жизнь и права горожан регулировались собственной системой юридических норм. Жители городов, которые получили Магдебургское право, освобождались от феодальных повинностей, от суда и власти воевод, старост и других государственных чиновников. На основе Магдебургского права в городе создавался выборный орган самоуправления - магистрат. Магдебургское право получили Киев, Львов, Ровно и другие города и до сих пор этот факт упоминается в путеводителях – очевидно, с целью показать, что Украина исторически была более демократичной территорией, чем Россия.

Водитель высадил нас по дороге возле озера, где мы купались и загорали еще некоторое время и в итоге вышли на трассу к вечеру. Место было не очень хорошее, стоять пришлось часа два, но в итоге один житель Львова остановился и подбросил нас до самого города. Уже подъезжая к Львову, я разыскал телефоны двух местных жителей, которых нашел по Интернету. На первом телефоне никто не отвечал, зато второй отозвался:

- Да.

- Алло, Олег? Привет, это Артем, я с тобой по Интернету связывался на предмет ночлега. Я уже на подъезде к Львову. Не подскажешь, как до тебя можно добраться?

- Да, конечно. Вы с какой стороны подъезжаете? С Ровно?

- Нет, мы сейчас по объездной едем, а потом по тернопольской трассе заедем – водителю так удобнее. Слушай, а давай я тебе прямо его дам, и вы договоритесь.

Я передал трубку водителю и тот минут десять обсуждал с Олегом, где нам лучше выйти. В итоге он договорился высадить нас у какой-то церкви, откуда Олег должен был забрать нас в ближайшее время.

Во Львов въехали уже затемно. В городе старенькая машина затряслась и задребезжала – то были львовские брусчатые мостовые, сохранившиеся для воссоздания исторического колорита. Колорит был воссоздан отлично – наверно, местные жители так же тряслись в извозчике по львовским улицам все прошлые века. Водитель высадил нас у церкви неподалеку от автобусной остановки, и мы, простояв полчаса, дождались Олега. Он должен был разместить нас на денек во Львове. Том самом Львове – «жемчужине восточной Европе», «столице бандеровцев» и родине Станислава Лема и Ежи Леца.
продолжение - Львов






















































































Tags: путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments