?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Управляемая демократия и конституционная реформа (часть 1) - Записки русского путешественника

Mar. 27th, 2014 03:05 am Управляемая демократия и конституционная реформа (часть 1)



Задача настоящего исследования – определить, какой политический режим сформировался в современной России, понять, насколько он соответствует российской Конституции (Основному закону), а также предложить способы улучшить ситуацию.

Это исследование выросло из курсовой работы со скучным названием «Политический режим в РФ: конституционно-правовые основы и тенденции развития». Я написал её в феврале 2014 г. по дисциплине «Конституционное право» в Московской государственной юридической академии, где в данный момент учусь на заочном отделении. Мне показалось, что работа будет представлять интерес не только для узкого круга правоведов, но и для любого интересующегося устройством нашего государства, поэтому выкладываю её для всеобщего ознакомления.

Я попытался максимально конкретно и доступно (со ссылками на законы и другие нормативно-правовые акты) рассказать о нашем политическом режиме, о том, насколько обоснованно его называют диктаторским или авторитарным (а также «управляемой» или «имитационной» демократией), и о том, какие статьи Конституции помогли ему сформироваться в нынешнем виде.

Если вы считаете, что и так всё знаете про путинский режим, возможно, вам будет интересно сразу перейти к последнему разделу – «Предложения по конституционной реформе», где я описываю политическую систему, которую считаю более справедливой и демократичной.

Источники фактической информации и разного рода удачных мыслей, использованных мною в исследовании, обозначены знаком *. Нажав на него, вы перейдёте по ссылке на нужный материал. Если же вы хотите свериться с текстом закона, то выделите его название, скопируйте в поисковую строку «Гугла» или «Яндекса» и нажмите «Поиск». В числе первых будут ссылки на сайты справочно-правовых систем «Гарант» и «КонсультантПлюс», где можно почитать актуальный текст любого закона, а также посмотреть его более ранние редакции. Либо вы можете сразу зайти на указанные сайты и найти там текст нужного вам закона. Таким образом, если вы не верите, что в каком-то законе действительно написано то, что я утверждаю, вы легко сможете всё это проверить.

Аббревиатура «ФЗ» означает «федеральный закон», «ФКЗ» – «федеральный конституционный закон», «РФ» – «Российская Федерация».

В «Живом журнале» один пост не вмещает столько текста, поэтому пришлось разбить его на семь частей. А полную версию исследования на одной странице можете найти на моём сайте «Твои права», вот по этой ссылке – http://www.tvoiprava.info/obzory/constitution

Копирование и распространение этого текста не запрещено, а только приветствуется.


Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ И ПЛАН РАБОТЫ

Прежде чем описывать те разделы, из которых состоит моя работа, вкратце опишу основные термины и понятия, на которых она будет построена.

Для начала дам определение политического режима. Политический режим – это совокупность приёмов и методов, при помощи которых осуществляется государственная власть. В некоторых источниках его называют государственным, государственно-политическим или политико-правовым режимом, однако все они обозначают одно и то же явление.

Обычно политические режимы делят на две большие группы: демократические и авторитарные (они же антидемократические). Демократический режим – это режим, основанный на признании народа в качестве источника власти, его права участвовать в управлении делами общества и государства и наделении граждан достаточно широким кругом прав и свобод. Авторитарный режим – это режим, при котором государственная власть осуществляется одним лицом либо узким кругом лиц (правящей элитой) при минимальном участии населения*.

Таким образом, главной характеристикой демократического режима является то, насколько в нём отражается воля народа, т. е. насколько желание и мнение граждан влияет на то, какие люди находятся у власти, какие решения они принимают и какие правила и законы действуют в этом государстве.

Между этими двумя режимами есть переходные формы, особенно в обществах, где происходят революционные преобразования или реформы. Но обычно тенденция развития складывается либо в сторону усиления авторитаризма, либо в сторону ослабления.

Лучше всего понять сущность режима можно через перечисление его характеристик. Представим наиболее важные характеристики в сводной таблице признаков демократического и авторитарного режима (источники – Морозова Л.А. «Теория государства и права», М., Эксмо, 2007; Лазарев В. В. «Теория государства и права», М., Юрайт, 2011.).

Авторитарный режим Демократический режим
Отсутствие, ограничение деятельности или ликвидация оппозиционных партий и общественных объединений Свободная деятельность оппозиционных партий и общественных объединений
Отсутствие народовластия; народ не является источником власти Народовластие; народ является источником власти
Несоблюдение принципа разделения властей; сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека или группы лиц Разделение властей и отсутствие полноты власти у одного лица или группы лиц
Чрезмерная централизация государственной власти Децентрализация государственной власти
Отсутствие, ограничение или ликвидация прав и свобод граждан Наличие гарантированных прав и свобод граждан

Есть и некоторые другие параметры для характеристики демократического или антидемократического режима, но они так или иначе связаны с другими: например, такой признак авторитарного режима как «жёсткий командно-административные методы осуществления государственной власти, произвол и насилие» не существует сам по себе, он является производным от отсутствия, ограничения или ликвидации прав и свобод граждан. А «выборность и сменяемость» власти или отсутствие оных – это, в конечном итоге, следствие соблюдения или несоблюдения принципов народовластия.

Порядок характеристик в этой таблице и определяет порядок разделов в моей работе.

В разделе «Политические партии и общественные объединения» мы выясним, существует ли в России свобода деятельности оппозиционных партий и движений или она ограничена. Я поставил их на первое место, потому что ограничение деятельности оппозиционных партий и движений – это первый шаг на пути к установлению авторитарного режима. Недаром многие известные диктаторы XX в. сразу после прихода к власти первым делом запрещали оппозиционные партии. Партии и объединения являются важнейшими действующими лицами в политической системе, а многие государственные органы формируются при их участии, поэтому интересно рассмотреть процедуру их регистрации и порядок деятельности.

В разделе «Народовластие: выборы и референдумы» я попытаюсь понять, насколько соблюдается в России принцип народовластия. Конституция провозглашает выборы и референдум высшим непосредственным выражением власти народа, поэтому соблюдение демократических принципов здесь особенно важно. В этом разделе я рассмотрю структуры, организующие выборы, условия допуска кандидатов на выборы, порядок формирования важнейших госорганов и порядок выборов должностных лиц, условия проведения референдума и проблемы при подсчёте голосов. Все эти характеристики в совокупности дадут нам представление о том, является ли в России народ источником власти.

В разделе под названием «Разделение властей» я рассмотрю то, как в России соблюдается принцип разделения властей и насколько разные ветви власти независимы и взаимно дополняют и контролируют друг друга.

В разделе «Централизация» я оценю соблюдение принципа разделения властей «по вертикали»: на федеральную, региональную (или власть субъектов федерации) и власть органов местного самоуправления.

В разделе «Права и свободы» я рассмотрю, как соблюдаются в России права и свобода граждан, прежде всего – политические, в том числе существует ли в нашей стране свобода слова, свобода объединений, свобода митингов и шествий, право избираться и быть избранным.

В разделах «Общие выводы о политическом режиме и его конституционно-правовых основах» я подытожу выводы, сделанные в предыдущих разделах, составлю характеристику политическому режиму в Российской Федерации и отмечу, как он соотносится с Конституцией РФ.

В разделе «Предложения по конституционной реформе» я опишу наиболее оптимальную с моей точки зрения политическую систему, которую можно построить в России.

Отмечу, что все названные темы я рассматриваю в связи с Конституцией РФ. Существует несомненная связь между конституцией государства и существующим в нём политическим режимом. Конституция определяет основные принципы устройства государства, права и свободы граждан, систему органов государственной власти и органов местного самоуправления – из всего этого и складываются сущностные характеристики режима.

При этом, разумеется, не нужно воспринимать текст Конституции как описание характеристик существующего политического режима. В правовой науке конституции делят на юридические и фактические. Фактическая (или материальная) конституция – это реально сложившиеся в той или иной стране основы государственного и общественного строя. А юридическая конституция – это собственно текст Основного закона. То есть если в тексте Конституции провозглашаются права и свободы граждан, разделение властей, принципы народовластия, это отнюдь не значит, что данные принципы в государстве действуют.

Однако Конституция всё же может иметь некоторые механизмы, которые помогли бы защитить эти принципы. Если текст Конституции и заложенные в нём идеи понятны и близки гражданам, если в нём прописаны процедура выборов, система сдержек и противовесов, разграничение полномочий между разными уровнями власти, она может помешать установлению диктатуры. Хотя, конечно, помимо хорошего текста Конституции, нужно ещё развитое правосознание граждан, ответственность политической элиты и многое другое.

Текст российский Конституции важен для нас в нескольких аспектах: во-первых, насколько на сам отражает идеи и принципы народовластия, во-вторых, если он их отражает, имеется ли в нём механизм по защите этих идей и принципов, и, наконец, в-третьих, насколько сложившаяся в России политическая система соотносится с текстом Конституции и принципами народовластия.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ

Политическая партия – это организованная группа единомышленников, представляющая интересы части общества и ставящая своей целью их реализацию путём завоевания государственной власти или участия в её осуществлении. В демократических обществах именно партии являются главными игроками в политической системе. Одна партия или коалиция партий могут путём выборов прийти к власти на какой-то период и проводить политику сообразно со своими взглядами, до тех пор пока граждане не сочтут более целесообразным избрать другую партию или коалицию партий. Примерно таким образом власть осуществляется в большинстве демократических стран.

Конечно, для демократического процесса важна свобода не только партий, но и всех общественных объединений – добровольных, самоуправляемых, некоммерческих объединений граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей*. Общественные объединения, не являющиеся партиями, играют важную роль в политике – они могут вести агитацию и пропаганду, проводить митинги и шествия, поддерживать ту или иную партию, а иногда они и сами превращаются в партию и приходят к власти одни или в коалиции с другими партиями.

Политические партии упоминаются в тексте Конституции РФ один раз – в ч. 3 ст. 13: «В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». Вместе с тем в тексте неоднократно упоминаются общественные объединения (к которым относятся и политические партии). Ч. 1 ст. 30 Конституции РФ объявляет: «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется».

Об ограничении деятельности общественных объединений говорится только один раз – в ч. 5 ст. 13: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Отметим, что перечисленные запреты довольно неоднозначные. Для начала тут присутствует поэтическая метафора – «разжигание розни», которой не должно быть в юридическом документе. Далее – непонятно, что такое социальная, расовая, национальная и религиозная рознь. При определённых условиях, например, партия, отстаивающая интересы рабочих, может быть провозглашена сеющей социальную рознь (между наёмными работниками и предпринимателями), партия, отстаивающая христианские или исламские ценности (например, Христианские демократы в разных странах Европы, Республиканская партия в США, Партия справедливости и развития в Турции) – как сеющая религиозную рознь, партия, выступающая за ограничение иммиграции, – как разжигающая национальную рознь и т. д. Далее «цели… которых направлены на… создание вооруженных формирований» – тут даже не говорится о «незаконных вооружённых формированиях», просто «о вооружённых формированиях», поэтому, например, партия, требующая создания новых подразделений в составе армии, видимо, тоже считается нарушающей закон. В общем, эта норма крайне расплывчатая и туманная. К тому же она наказывает не за конкретные действия, а за «цель», в которой обрисовываются эти действия, то есть фактически говорит о наказании за помыслы и настроения.

Эти основания позволяют запрещать различные организации с крайне широким спектром политических воззрений. В 2002 г. в России был принят федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» с перечнем действий, подпадающих под понятие «экстремизм»: на основании него в России был запрещён целый ряд популярных общественных объединений, в основном националистической направленности. В апреле 2007 г. под запрет попала Национал-Большевистская партия (НБП)*, в апреле 2010 г. – «Славянский союз»*, в апреле 2011 г. – Движение против нелегальной иммиграции*.

В то время как в европейских, да и многих других странах националистические партии и движения являются органичной частью политической системы («Национальный фронт» во Франции, «Партия свободы» в Австрии), в России они никак не представлены ни в политике, ни даже в общественной жизни.

Однако борьба с общественными объединениями и политическими партиями происходит не только на основе ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Напомним, что Конституция не предъявляет к партиям никаких требований, кроме указанных в ч. 5 ст. 13, – то есть их цели или действия не должны быть направлены на перечисленные там действия. В Конституции нет указания ни на минимальную численность партии, ни на процедуру регистрации. Посмотрим, как это соотносится с действующим в стране законодательством.

До 2001 г. создание политических партий регулировалось федеральным законом от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях». Как и в случае любого другого общественного объединения, три физических лица должны были провести съезд или собрание, принять решение о создании политической партии и подать в Минюст ряд документов (заявление, устав, выписку из протокола съезда, сведения об учредителях и т. д.) для регистрации в качестве юридического лица.

В 2001 г. Госдума РФ приняла федеральный закон от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях». Партии стали единственным видом общественных организаций, которые могут выдвигать кандидатов на выборах. Они должны были пройти перерегистрацию в Министерстве юстиции (Минюсте) и соответствовать следующим требованиям: общая минимальная численность – 10 тыс. членов, наличие отделений не менее чем в половине регионов страны, причём каждое – с численностью не менее ста членов (ч. 2 ст. 3 ФЗ «О политических партиях»). Помимо запретов, указанных в Конституции РФ и ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», запрещалось «указание в уставе и программе политической партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии» (ч. 3 ст. 9 ФЗ «О политических партиях»). Закон подробно расписывал процедуру создания политической партии и её внутреннюю организацию, малейшее отступление от которых приводило к отказу от регистрации.

Кроме того, ч. 6 ст. 33 ФЗ «О политических партиях» установила размер государственного финансирования политических партий. Деньги партия получала, если на выборах в Госдуму РФ получала не менее 3% голосов (либо если её кандидат на выборах президента получал не менее 3%). Система начисления денег менялась несколько раз, но на февраль 2014 г. выглядит следующим образом: по результатам выборов в Госдуму РФ партия получает ежегодно 50 р. за каждого избирателя на выборах в Госдуму РФ и 20 р. за каждого избирателя на выборах президента. Средства выделяются из федерального бюджета.

В частности, партия «Единая Россия» за 2012 г. получила из федерального бюджета 2 585 350 840 р. – это более половины общих доходов партии *, а партия ЛДПР – 477 737 583 р. (почти 70% доходов партии)*.

В итоге зарегистрированные и находящиеся в Госдуме партии получили, помимо властных полномочий, ещё и денежные средства, которые ставят их в неравное положение с другими политическими партиями. Всем остальным нужно привлекать денежные средства – причём с жёсткими формальными требованиями, а уже представленные в Госдуме РФ партии могут существовать на деньги граждан.

Дальнейшие поправки не сильно улучшили ситуацию. В то время как в большинстве европейских стран требования к численности партий отсутствуют или установлены на очень низком уровне*, в России эти требования на протяжении всех 2000-х гг. оставались очень высокими. В декабре 2004 г. минимально возможная численность партии была увеличена до 50 тыс. членов (а минимальная численность региональных отделений – до 500 человек в половине субъектов федерации). С января 2010 г.: минимальная численность партий – 45 тыс. человек (минимальная численность региональных отделений – не менее 450 человек в половине субъектов федерации). С января 2012 г.: минимальная численность партий – 40 тыс. человек (минимальная численность региональных отделений – не менее 400 человек в половине субъектов федерации).

Таким образом, по сути под запретом оказались региональные и межрегиональные партии. Люди в пределах региона уже не могли объединяться для продвижения своих идей и совместной борьбы за власть: они в лучшем случае входили в состав федеральных политических партий, в худшем – оставались за бортом политической жизни, лишаясь права на участие в политике.

В итоге на начало 2005 г. в России было зарегистрировано 42 партии. Из них к середине 2007 г. сохранилось 17. А к выборам в Госдуму РФ 2011 г. Россия подошла, имея всего лишь шесть политических партий на всю страну. Остальные либо слились с другими партиями, либо просто были ликвидированы в процессе перерегистрации*.

В апреле 2012 г. после массовых протестов против нарушений на выборах в Государственную думу, был принят президентский законопроект о снижении минимальной численности политических: для её создания требовалось уже 500 человек, а не 40 тыс., а в региональных отделениях достаточно было пяти человек, а не пятисот. К февралю 2014 г. число партий выросло до семидесяти*.

Однако сложная процедура регистрации партий при этом осталась без изменений. В итоге множество общественных движений, пытавшихся в разное время зарегистрироваться, не прошли эту процедуру в Минюсте по формальным причинам. А некоторые хоть и прошли, но всё равно уже не смогли принять участие в выборах в Госдуму в 2011 г.

Рассмотрим подробнее на примерах, как происходит в России регистрация партий.

С 2007 г. по 2011 г. длилась эпопея с лишением и последующим восстановлением регистрации Республиканской партии России (РПР), которую создал Владимир Рыжков и ряд других либеральных политиков. Чтобы отменить решение о ликвидации партии, её руководству пришлось обратиться в Европейский суд по правам человека. ЕСПЧ объявил, что, отказав во внесении изменений в реестр, власти вышли за пределы законной цели и вмешались во внутреннюю деятельность заявителя способом, который не может рассматриваться как законный и необходимый в демократическом обществе*.

С 2010 г. по 2012 г. более шести раз было отказано в регистрации парии «РОТ Фронт». Эта партия объединяет активистов левых движений (в частности, «Левого фронта») и ряд независимых профсоюзов (Межрегиональный профсоюз работников автопрома, Федерального профсоюза авиадиспетчеров и других). В числе претензий Минюста – описание эмблемы партии (поднятой руки, сжатой в кулак, на фоне звезды), которая «может трактоваться как символ экстремизма»*. Только в декабре 2012 г. партия была зарегистрирована Минюстом*.

В январе 2011 г. Минюст отказал в регистрации партии «Другая Россия», которую создали члены запрещённой Национал-Большевистской партии во главе с Эдуардом Лимоновым*. Основанием стало то, что в уставе партии не были прописаны полномочия её региональных руководителей и порядок выдвижения кандидатов на выборы*.

В мае 2013 г. Минюст приостановил регистрацию партии «Народный альянс», которую создали популярный политик Алексей Навальный и сотрудники его Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Владимир Ашурков, Владислав Наганов и др. Основанием стали ряд формальных нарушений устава*, некоторые из которых при этом даже не прописаны в законодательстве. Например, Минюст указал, что несколько членов партии (16 человек) прописаны не там, где они были прописаны в момент создания партии. При этом нигде в ФЗ «О политических партиях» не написано, что с момента проведения учредительного съезда до момента государственной регистрации ни один из членов партии не вправе переехать. И только в феврале 2014 г. те же люди, сменив название партии на «Партию прогресса» и выполнив все требования Минюста, смогли наконец зарегистрироваться.

В январе 2013 г. Минюст отказал в регистрации Пиратской партии России*, которая выступает за электронную демократию и реформу законодательства в области авторских прав и патентов. На сайте партии подробно разбираются причины для отказа, любой желающий может с ними ознакомиться. Например, Минюст указывает, что в документах "не представлены данные о представительстве делегатов на учредительном съезде Партии", в то время как данные о представительстве были указаны в правом верхнем углу (видимо, чиновники их не заметили). Или Минюст пишет, что в на съезде были созданы 46 отделений, хотя в документах партии указаны 83 отделения. Ну а самая интересная претензия – то, что партия использует в своём названии слово «пиратская», в то время как пиратство «является преступным деянием». При этом чиновники не дают ссылку на норму закона, согласно которой в названии партии нельзя использовать слово, одно из значений которого обозначает уголовное преступление.

В течение 2013 г. Минюст дважды отказывал в регистрации «Партии 5 декабря», которую создали гражданские активисты Мария Баронова и Роман Доброхотов*.

Наконец, в мае 2013 г. было отказано в регистрации Национально-демократической партии (НДП), которую сформировали популярные политики и публицисты националистического толка (Константин Крылов, Владимир Тор, Егор Холмогоров и др.). Правда, в данном случае основанием стал не закон об экстремизме, а формальные нарушения, например такие: «не соответствуют действующим нормативно-правовым актам положения устава, предоставляющие региональным отделениям Партии полномочия по принятию решения о ликвидации и реорганизации местных отделений Партии, а также наделяющие региональное и местное отделения Партии правом вступать в избирательные блоки с другими избирательными объединениями»*.

Ещё не будем забывать, что даже зарегистрированные партии постоянно «висят на крючке». Закон даёт возможность вынести предупреждение «в случае нарушения политической партией Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, настоящего Федерального закона и иных федеральных законов». Если партия не устранила нарушения в течение двух месяцев, то Верховный Суд РФ может приостановить деятельность партии на срок до шести месяцев (ч. 1 ст. 39 ФЗ «О политических партия»). А если она и после этого не устранила нарушения, то её можно и вовсе ликвидировать (п. «б» ч. 3 ст. 41 ФЗ «О политических партия»). Если вспомнить, на основании каких нарушений партиям отказывали в регистрации, то можно представить, какие нарушения станут поводом для предупреждения, приостановки деятельности и ликвидации.

Кроме того, партию можно ликвидировать, если количество членов или региональных отделений будет не соответствовать закону, а также если она больше одного раза не предоставит «в установленный срок в федеральный уполномоченный орган обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в единый государственный реестр юридических лиц» (ч. 3 ст. 41 ФЗ «О политических партия»).

Так что Минюст и партия «Единая Россия» вполне могут слегка ослабить контроль после прошедших в 2011 г. выборов в Госдуму, а перед выборами 2016 г. вновь закрутить гайки и не допустить до выборов конкурентов правящей партии. Всё это можно сделать как в рамках нынешнего законодательства, так и путём принятия нового закона, который ужесточит требования к партиям (например, опять введёт норму о минимальной численности в 40 тыс. человек).

Кроме того, по-прежнему под запретом остаются региональные партии. Если группа людей в каком-то регионе захочет объединиться для совместного отстаивания неких идей, они не смогут этого сделать – им нужно влиться в одну из общероссийских партий и согласовывать с ней все свои идеи и методы работы. Например, крымским партиям, которые участвовали в политической жизни своего региона и выдвигали своих депутатов на выборы в Верховный Совет Крыма, когда он находился в составе Украины, теперь нужно самоликвидироваться, а их членам – объединяться с уже существующими общероссийскими партиями.

Разумеется, всё вышесказанное никак не соответствует принципу народовластия, многопартийности и праву граждан на объединение.

А теперь разберёмся, кто же занимается регистрацией политических партий и контролем за их деятельностью. Согласно ст. 83 Конституции и ст. 9 федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» федеральные министры назначаются на должность и освобождаются от должности президентом России по предложению председателя правительства России. Соответственно, нынешний министр юстиции Александр Коновалов был назначен президентом Владимиром Путиным (его кандидатом на пост президента выдвинула партия «Единая Россия») по предложению председателя правительства Дмитрия Медведева (лидера партии «Единая Россия»).

Таким образом, за регистрацию политических партий (в том числе оппозиционных) отвечает человек, которого на этот пост назначили два лидера правящей партии. Вероятно, данный факт влияет на объективность самого министра и его подчинённых, особенно если это позволяет законодательство. Благодаря крайне забюрократизированной процедуре регистрации партии в ФЗ «О политических партия» и расплывчатому ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» ошибки и нарушения закона несложно найти в документах любой партии.

«Как известно, сила и влияние партий проверяются на выборах, а не в кабинетах регистрационных служб, – пишет политический деятель и один из авторов российской Конституции Виктор Шейнис. – В нашем же случае основные события разворачиваются именно в этих кабинетах, где регулярно представляемую обширную документацию партий придирчиво проверяют вовсе не беспристрастные органы исполнительной власти, выстраиваются дополнительные заслоны на пути к выборам оппозиционных партий и ставится под вопрос само их дальнейшее существование»*.

Напомним, что в России политические партии обладают правом выдвигать кандидатов на любые выборные должности и в любые представительные органы, а также до недавнего времени они имели исключительное право выдвигать списки кандидатов при проведении выборов в Государственную думу. Но они допускаются до всех этих мероприятий, только если прошли сложную, долгую и забюрократизированную процедуру регистрации в Минюсте.

Итак, ряд оппозиционных партий в России не допущены к политическому процессу. А если партии и регистрируются, то эта регистрация в любом момент может быть у них аннулирована по формальным признакам. Таким образом, в России ограничена деятельность оппозиционных партий и движений, что является одним из признаков авторитарного режима.

Известные диктатуры XX вв. (большевики в России, фашисты в Италии, национал-социалисты в Германии) поступали просто: они запрещали все партии, кроме правящей. Политическое руководство современной России пошло более сложным путём. Оно последовательно ликвидирует или ограничивает деятельность объединений, которые могут претендовать на массовую поддержку граждан: националистические, либеральные, социалистические, рабочие, и оставляет только партии, не имеющие ни чёткой идеологии, ни амбиций, ни популярных лидеров, не могущих завоевать поддержку избирателей и конкурировать с правящей партий «Единая Россия». Для удобства назову их партиями, разрешёнными Минюстом, – мне ещё понадобится как-то обозначить их в своей работе.

Однако суть от этого остаётся та же – граждане России, которые недовольны происходящим в стране и хотят реализации других идей, де-факто лишены права объединяться в политические партии и общественные объединения и участвовать в политической жизни страны.

В связи с этим укажем две проблемы российской Конституции. Во-первых, она сама в ч. 5 ст. 13 ограничила граждан в одном из основных прав – праве объединяться для защиты и пропаганды определённых идей и ценностей. Во-вторых, провозгласив в ч. 1 ст. 30 право на объединение граждан и свободу деятельности общественных объединений, не придумала механизмы для их защиты. В Конституции нужно подробно прописать процедуру регистрации и исчерпывающий список требований к общественным объединениям и политическим партиям, чтобы у правящей партии не появилось соблазна изменить законодательство под себя, а у регистрирующего органа – возможности отказывать партиям по формальным признакам.

Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

1 comment - Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry

Comments: