?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Управляемая демократия и конституционная реформа (часть 6) - Записки русского путешественника

Mar. 27th, 2014 03:02 am Управляемая демократия и конституционная реформа (часть 6)


Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ

Итак, после разбора всех многочисленных недостатков нынешней Конституции и сформировавшегося на её основе политического режима, надеюсь, мало у кого вызовет возражение моё требование – принятие новой Конституции, более внятной, юридически грамотной, логичной и демократичной, а вместе с ней и пакета нормальных и разумных законов о выборах.

Разумеется, современный политический режим никак не заинтересован даже в разработке такой Конституции, не говоря уже о её принятии. Нынешняя Конституция его полностью устраивает, и никаких изменений, кроме продления срока полномочий президента и Думы, он не потерпит.

Таким образом, задача разработки новой Конституции полностью лежит на гражданах, общественных организациях и политических силах, которые хотят вернуть власть народу. Именно вокруг этой задачи должны сплотиться и объединиться самые разные политические силы: либералы, социал-демократы, социалисты, коммунисты, националисты, гражданские активисты, экологи, независимые профсоюзы, предприниматели, да и все остальные неравнодушные граждане. Разработкой Конституции могут и должны заниматься все те, кто хочет построения новой политической системы, в которой власть будет отражать волю народа, а каждый желающий сможет отстаивать и продвигать свои идеи.

Итак, наметим основные вещи, которые должны быть в этой новой Конституции.

Парламентская республика

Первое жизненно важное изменение, которое должно произойти в новой Конституции, – это провозглашение принципиально новой формы правления. России нужна не президентская, а парламентская республика. Объясню, в чём отличие двух этих форм правления и почему вторую форму я считаю лучше первой.

Президентская республика характерна тем, что в ней основные полномочия сосредоточены в руках президента – главы государства, которого обычно избирают всенародным голосованием. Президент сам формирует исполнительные органы власти, назначает министров и основных государственных чиновников. Парламент в такой ситуации выступает противовесом президенту и не даёт ему подчинить себе всю власть. Первая и классическая президентская республика – Соединённые Штаты Америки. Кроме того, к президентским республикам относят Францию, Россию и ряд других государств.

У президентской республики есть серьёзный минус – слишком много полномочий оказывается сосредоточено в руках главы государства. Фактически судьба целой страны зависит от адекватности, настроений, взглядов, амбиций и комплексов одного человека. При этом кандидат в президенты зачастую идёт на выборы не как глава команды или политической партии, а как харизматичный лидер, за которого люди голосуют, повинуясь чувству, а не рациональным соображениям. Всё это в совокупности приводит к тому, что глава государства в президентской республике может стать авторитарным правителем.

Вообще, успешные президентские республики, где хотя бы несколько десятилетий подряд существует устойчивая демократия, можно пересчитать по пальцам одной руки. США и Франция – самые известные, да и они часто страдали от неадекватности или властолюбия отдельных правителей (Джордж Буш в США, де Голль во Франции). Большинство же других стран с подобной формой правления – это страны Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока и бывшего Советского Союза, где либо давно уже укоренились разного рода диктатуры, либо происходят частые революции, перевороты и другие признаки неустойчивой политической системы.

О парламентской республике большинство граждан России не имеют почти никакого представления, поскольку аналогов этой системы в нашей истории не было. Суть такой республики в том, что в ней основные полномочия сосредоточены в руках парламента. При такой форме правления правительство формируется из депутатов партий, обладающих большинством голосов в парламенте, и остаётся у власти до тех пор, пока располагает поддержкой парламентского большинства. Иногда в такой республике есть и должность президента, но его полномочия невелики, а основная власть находится у главы правительства (премьер-министра). При этом глава правительства является не «национальным лидером», а всего лишь руководителем команды чиновников – то есть «первым среди равных». А команда эта формируется путём внутрипартийного голосования или переговоров (если большинство в парламенте принадлежит одной партии), либо путём переговоров между разными политическими силами (если большинства нет ни у одной партии, и нескольким силам нужно это большинство сформировать).

На мой взгляд, правительство, сформированное парламентским большинством, будет гораздо лучше отражать настроения и желания общества. Кроме того, над правительством встаёт дополнительный контроль – парламентский. То бишь если политика правительства не нравится кому-то из членов правящей партии, либо кому-то из правящей коалиции, они всегда могут отказать в поддержке правительству – и если таких в парламенте наберётся больше половины, то правительство уходит в отставку и формируется новое. Эта более гибкая система позволяет избежать сосредоточения все власти в руках одной группы лиц.

По смыслу к парламентским республикам близки парламентские и конституционные монархии. В них страной формально управляет король, но фактически – те же парламент и сформированное им правительство.

Большинство демократических и экономически развитых государств в современном мире – это именно парламентские республики и парламентские монархии. Соответственно, это все страны Европейского Союза, кроме Франции и Кипра, самые развитые страны Азии из тех, что не имеют нефтяных запасов (Таиланд, Тайвань, Япония, Турция), а также некоторые другие успешные стран (Канада, Австралия, Новая Зеландия). Во всех указанных государствах правительство формируется парламентом и ответственно перед ним. Возможно, именно этот порядок помогает их политическому и экономическому развитию.

Посмотрим на сравнительную классификацию стран мира по уровню демократии, которую составляет организация Economist Intelligence Unit *. Из 25 стран, которым присвоена категория «полноценная демократия», только четыре страны являются президентскими республиками (Уругвай, Южная Корея, США и Коста-Рика), а остальные – это парламентские республики и парламентские монархии. Из 55 стран, которым присвоена категория «несовершенная демократия», президентскими республиками являются 26 стран, парламентскими республиками и парламентскими монархиями – 29 стран. Страны в категории «переходный режим» обсуждать не имеет смысла – на то он и переходный режим, что там политическая система не сформирована в полной мере. А вот среди 55 стран, которым присвоена категория «авторитарный режим», есть всего одна парламентская республика (Эфиопия), ещё около двух десятков составляют президентские республики, а все остальные – это авторитарные монархии, где парламент либо отсутствует, либо у него нет права формировать правительство, а также разного рода авторитарные режимы с экзотическими формами правления (например, «социалистическое однопартийное коммунистическое государство» в КНДР).

Итак, как мы видим, чем демократичнее государство, тем больше вероятность, что оно будет парламентской республикой. На мой взгляд, тут не может идти речи о простом совпадении.

Ещё одно подтверждение эффективности парламентской республики – это сопоставление уровня экономического развития разных стран. Наиболее известный критерий оценки – валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения. Этот показатель отражает рыночную стоимость всех товаров и услуг, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства в расчёте на одного жителя страны.

Если мы взглянем на список стран с самым высоким ВВП на душу населения, то он в общих чертах соотносится с рейтингом демократичности разных страны. Большинство исключений – это авторитарные режимы, живущие за счёт нефтедобычи.

Итак, посмотрим на статистику Международного Валютного фонда*, который приведён в русской Википедии*. Из первых пятидесяти стран с наиболее высоким ВВП на душу населения 35 стран по моим подсчётам – это парламентские республики и парламентские монархии. Ещё шесть стран – это абсолютные и конституционные монархии (Катар, Кувейт, ОАЭ, Бруней, Оман и Бахрейн), где парламент не имеет права формировать правительство, но где существуют богатые запасы нефти, за счёт которых существует экономика. Ещё две страны – это авторитарные президентские республики (Экваториальная Гвинея и Россия), который тоже в основном живут за счёт нефтяных ресурсов. Есть ещё своеобразный режим в Гонконге, где глава правительства избирается представителями деловых кругов. И, наконец, только шесть оставшихся стран мы можем назвать президентскими республиками, где высокий уровень экономического развития достигнут не за счёт эксплуатации природных ресурсов, а за счёт эффективной системы управления: США, Кипр, Республика Корея, Уругвай, Чили и Палау.

Существуют, конечно, и парламентские республики и монархии, где высокий уровень жизни связан с эксплуатацией природных ресурсов (например, Норвегия). Однако в целом всё равно мы видим явный перевес парламентских республик среди стран, чьё правительство наиболее эффективно обеспечивает устойчивое экономическое развитие.

Разумеется, при нынешней политической системе один лишь переход на парламентскую республику ничего не даст – если выборы будут проходить с теми же «фильтрами» и фальсификациями, что и сейчас, то правительство сформирует всё та же партия «Единая Россия». Однако в будущем, когда процедура выборов будет приведена в соответствие со здравым смыслом, эта схема мне представляется куда более продуктивной.

«Но идея парламентской республики единственно верна не только потому, что она жестко противостоит перспективе очередной вертикальной реставрации, – пишет журналист Даниил Коцюбинский. – Парламентская республика хороша еще и тем, что позволяет всем политическим партиям, наконец, получить шанс на реальное участие в управлении страной, поставив вконец одуревшее от безнаказанности чиновничество под парламентский и общественный контроль. А это значит, что политические партии из придворных шутов и «аферистов на доверии», бесконечно обманывающих народ, превратятся, наконец, в полноценные политические силы, способные не только вечно проигрывать, но и побеждать. То есть, формировать правительства, ответственные перед парламентами, а не «демократическими самодержцами» и их фаворитами»*.

России давно пора отойти от вождизма и единовластия и понять, что страной руководит не один человек, а команда высших чиновников – правительство. И лучше всего, если эта команда формируется не одним человеком, как сейчас, а на основе тех партий, которые получили поддержку большинства граждан. То есть если в парламенте представлено пять-шесть партий разной направленности (либеральные, левые, националистические и др.), то они уже должны будут договариваться, идти на компромиссы и взаимные уступки, чтобы сформировать большинство и прийти к власти.

Таким образом, я считаю именно парламентскую республику наиболее подходящей для России и считаю, что в новой конституции нужно прописать процедуру формирования правительства парламентским большинством. А должность президента либо свести к декоративным функциям, либо вовсе ликвидировать за ненадобностью.

Всеобщая выборность

Таким образом, выборы президента, как и сам этот пост, будут упразднены. Все остальные существующие в нынешней Конституции государственные органы можно сохранить. Однако порядок их формирования должен быть совершенно другим: все главные должностные лица будут приходить на эти посты только в результате выборов.

Итак, помимо поста президента и порядка формирования правительства, общую схему органов власти в России я предлагаю оставить без изменений. В других федеративных демократических государствах (например, в ФРГ) она существует примерно в таком же виде и доказала свою эффективность.

В частности, Государственная Дума должна избираться по ныне восстановленной смешанной системе. Половина Государственной Думы – по партийным спискам, половина – по одномандатным округам. Совет Федерации можно сохранить в нынешнем виде как орган, представляющий интересы регионов. Но, разумеется, членов Совета Федерации должно избирать население соответствующих регионов прямым голосованием. Каждый регион будет избирать двух членов Совета Федерации.

Кроме того, на федеральном уровне стоит ввести выборы генерального прокурора и судей Конституционного суда. И Генпрокуратура, и Конституционный суд сегодня попали в полную зависимость от президента и окончательно себя дискредитировали. На мой взгляд, имеет смысл формировать их на основе предпочтений населения, чтобы сохранить их независимость от других органов власти.

Не очень понятен вопрос с формой правления в регионах. Имеет смысл подумать над тем, чтобы тамошнее устройство тоже приблизилось к парламентской республике – то есть когда партии и депутаты, представленные в законодательном собрании региона, формируют региональное правительство во главе с премьер-министром. Похожая система существует в землях Германии. А модель губернаторской власти пришла к нам из США, где она опять же скопирована с федеральной формы правления с сильным президентом и сильным Конгрессом. Так же не очень понятно, как должен формироваться законодательный орган региона – по партийным спискам, по одномандатным округам или по смешанной системе. Впрочем, можно предоставить жителям региона возможность самим решать на региональных референдумах, какая форма им подходит больше.

На уровне региона также можно выбирать прокурора и членов местного конституционного (уставного) суда (органа, который проверяет соответствие региональных законов региональной конституции или уставу).

На местном уровне должны избираться мэр, муниципальное собрание (городской совет) и, возможно, прокурор.

Ну и на совсем местном уровне (в пределах небольшой части городского района или сельского поселения) можно ввести выборы наиболее приближенных к населению чиновников, например, участковых полицейских и мировых судей.

Ну и, разумеется, должно произойти перераспределение полномочий и ресурсов сверху вниз. Необходимо дать максимально возможное количество полномочий и финансовых ресурсов на уровень города и региона. Всё это можно прописать в новой Конституции.

Исправление недостатков Конституции 1993 г.

В предыдущих разделах своей работы я перечислил многие недостатки нынешней Конституции. Все они, конечно, должны отсутствовать в новом Основном законе. Соответственно, учитывая опыт предыдущей Конституции и то, с какой лёгкостью законодатели нарушали её букву и дух, в новой Конституции следует прописать следующие вещи:

а) максимально простая процедура регистрации и исчерпывающий список требований к общественным объединениям и политическим партиям, чтобы у правящей партии не появилось соблазна изменить законодательство под себя, а у регистрирующего органа – возможности отказывать партиям по формальным признакам;

б) максимально простая процедура регистрации и исчерпывающий список требований к кандидатам на выборные должности, чтобы у правящей партии не появилось соблазна изменить законодательство под себя, а у регистрирующего органа – возможности отказывать партиям по формальным признакам. Собственно, можно провозгласить, что для участия в политической деятельности человек должен соблюсти всего три условия: быть дееспособным, достигнуть 18 лет и не содержаться в местах лишения свободы – а все прочие ограничения запретить.

в) перечень прав и свобод граждан, исключающий неоднозначное толкование, и чёткий исчерпывающий список ситуаций, в которых они могут быть ограничены с указанием конкретных ограничений.

г) статус, полномочия и порядок формирования Центризбиркома и нижестоящих избирательных комиссий, в том числе участие в их деятельности представителей политических партий, общественных организаций и граждан, что поможет обеспечить формирование более объективной и независимой от власти структуры;

д) порядок формирования и процедура выборов Совета Федерации, Государственной Думы, губернаторов и заксобраний регионов, мэров и муниципальных советов городов, судей мировых, федеральных и высших судов;

е) широкий перечень вопросов, которые обязательно выносить на референдум (изменение границ регионов, вступление России в международные организации, заключение соглашений о безвизовом режиме и т. д.), а также процедура инициирования референдума по всем прочим вопросам и запрет устанавливать какие-либо ограничения на список этих вопросов;

ж) процедура принятия поправок в Конституцию исключительно на всенародном референдуме.

Итак, наиболее эффективная политическая система, на мой взгляд, должна выглядеть следующим образом. Пост президента становится декоративным или совсем упраздняется. Государственная Дума и Совет Федерации выполняют примерно те же функции, что и сейчас, но плюс к этому Государственная Дума получает право формировать правительство. Выглядит это следующим образом: партия, получившая в парламенте больше половины мест, формирует правительство самостоятельно; если же ни одна партия не имеет большинства, разные фракции и депутаты путём переговоров создают коалицию и формируют своё правительство. Коалиционное правительство руководит страной до тех пор, пока пользуется поддержкой парламентского большинства. Кроме того, на федеральном уровне граждане избирают судей Конституционного суда и генерального прокурора.

Регионами руководит либо региональное правительство, сформированное большинством депутатов законодательного собрания региона, либо губернатор, избранный населением, – эту систему граждане сами выберут на региональных референдумах. Законодательное собрание региона избирается либо по партийным спискам, либо по одномандатным округам, либо по смешанной системе – эту систему граждане тоже сами выберут на региональных референдумах. Кроме того, жители региона избирают прокурора и судей регионального конституционного или уставного суда.

На местном уровне избираются мэр (должность городского управляющего упраздняется), муниципальное собрание (городской совет) и, возможно, прокурор. На уровне городского района или сельского поселения избираются участковые полицейские и мировые судьи.

На всё это накладывается отсутствие ограничений в деятельности партий и общественных объединений, отсутствие ограничений для граждан занимать выборные должности (помимо упомянутых в нынешней Конституции ограничений по возрасту, дееспособности и нахождению в заключении), широкий и чётко зафиксированный перечень прав и свобод без возможностей их ограничить, полномочия и порядок формирования избирательных комиссий, обеспечивающий их объективность и независимость, широкий перечень вопросов, выносимых на референдум в обязательном порядке, процедура принятия поправок в Конституцию исключительно на всенародном референдуме.

А сверху на всё это накладывается принципиально новая процедура выборов – электронная демократия. Расскажу о ней подробнее.

Электронная демократия

Одно из важнейших свойств новой Конституции – изменение самой сути народовластия при помощи современных технологий. Я говорю об электронной демократии – системе, при которой граждане участвуют в управлении государством при помощи интернета. Подобная система описана многократно в разных источниках, в России наиболее популярна книга «Облачная демократия» Леонида Волкова и Фёдора Крашенинникова. Рекомендую ознакомиться с данной книгой, а здесь я лишь изложу наиболее общие соображения.

Итак, электронная демократия – это политическая система, при которой граждане при помощи интернета выражают своё желание или нежелание видеть определённых людей на различных государственных должностях, а также голосуют по вопросам, выносимым на референдум.

Ничего фантастичного в этой идее нет. По сути электронная демократия – это всего лишь способ внедрить в политику технологии, которые уже давно используют в науке и бизнесе. Если представительная демократия в традиционном виде (с периодически проходящими выборами) была единственным вариантом в доинтернетовскую эпоху, то теперь у нас есть возможности создать систему, при которой воля граждан будет сразу и напрямую влиять на действия властей.

На мой взгляд, построение политической системы, основанной на электронной демократии, можно провести в два этапа. Первый этап – представительная электронная демократия, второй – прямая электронная демократия.

Вначале опишем первый этап. На нём периодически проходящие выборы депутатов, губернаторов, мэров и т. д. будут заменены голосованием по интернету. Суть его заключается в следующем: в ходе предвыборной кампании граждане по интернету избирают депутатов, политические партии, мэров и губернаторов, при этом специально созданный ресурс (назовём его избирательным сайтом) фиксирует волю каждого избирателя. Процесс голосования можно растянуть на несколько дней, чтобы в нём могло принять участие максимальное число желающих.

А вот дальше наступает принципиально новая ситуация – после выборов воля граждан не предаётся забвению на четыре-пять лет. Любой избиратель, посчитавший, что избранный им человек или партия более не представляют его интересы, заходит вновь на избирательный сайт и меняет свою точку зрения. Если число тех, кто продолжает поддерживать избранного кандидата, станет меньше тех, кто перестал его поддерживать, он автоматически лишается полномочий, а в данном городе, регионе или одномандатном округе назначаются новые выборы, в которых предыдущий представитель народа не имеет права принимать участие. Если же меняется соотношение тех, кто голосовал за партии на последних выборах, то соответствующим образом меняется и их представительство в Государственной Думе или законодательном органе региона.

При этом на избирательном сайте может в любой момент зарегистрироваться любая новая партия и любой новый кандидат и начать вести агитацию в свою поддержку. Если они получают необходимое количество, то входят в Госдуму либо занимают определённый пост.

Периодичность выборов – это архаизм эпохи, закончившейся лет десять назад. Если раньше они были необходимы из-за отсутствия возможности постоянно фиксировать волю избирателя, то теперь эту волю мы можем отслеживать постоянно. Таким образом, любой избранный народом человек потеряет стимул обманывать избирателей и делать после избрания что-то, что входит в противоречие с их желаниями – ведь граждане в любой момент могут выгнать его с занимаемого поста. Разумеется, это не исключает возможности обманывать избирателей уже во время работы человека на выборном посту, но всё же возможностей для манипуляций будет значительно меньше.

В своё время электронная почта пришла на смену обычной, и люди теперь могут мгновенно обмениваться сообщениями, а не ждать неделями бумажных писем. Электронные книги сегодня дают человеку возможность получать текст и читать его в любом уголке земного шара, а не ждать, пока кто-то эту книгу издаст, напечатает и привезёт в его город. Электронные деньги и другие платёжные инструменты позволяют нам легко и быстро оплачивать товары и услуги по интернету, а не ехать с наличными к продавцу, чтобы получить необходимую вещь. Всё это не только ускоряет процесс передачи информации, но и качественно меняет саму систему, делая её более гибкой и эффективной.

И точно так же электронная демократия должна заменить нынешнюю неповоротливую, громоздкую и безнадёжно устаревшую систему, в которой при помощи миллионов бумажных бюллетеней, миллиардов рублей и миллионов вовлечённых в процесс работников участковых комиссий граждан раз в несколько лет спрашивают о том, кто, по их мнению, должен быть президентом, мэром или депутатом. А после пометки в бюллетене человек совершенно устраняется из процесса управления страной и вновь может поучаствовать в этом лишь через несколько лет. Современные технологии позволяют перейти с такой несовременной системы на совершенно новый уровень, при котором гражданам не нужно будет ждать несколько лет, если они сразу увидят, что сделали неправильный выбор.

«В невозможности отозвать уже избранного и наделенного властью человека кроется главная проблема представительной демократии сегодня, – отмечают Леонид Волков и Фёдор Крашенинников в книге «Облачная демократия». – Когда мы выбираем некоего человека президентом, сначала все идет хорошо, а потом начинается классический «Борис Годунов» – голод и смута. И когда избиратели задают ему вопрос: «Что же ты делаешь?», он отвечает: «Вы меня выбрали – терпите». Так было с Ельциным: сначала его выбрали, а потом он нравиться перестал, и это произошло довольно быстро. Но возмущенным людям так и отвечали: «Вы его выбрали, вот и терпите». Все якобы логично. Да, он обещал лечь на рельсы, если цены повысятся. Цены повысились, а он не лег на рельсы. Об этом помнили избиратели, но публично никто не вспоминал. Почему? Потому что у людей нет возможности контролировать деятельность государства на каждом этапе, во всех его коленцах, а значит, предвыборные обещания можно не исполнять: главное — избраться, а там хоть трава не расти… При облачной демократии у людей появляется возможность дотянуться до любого чиновника одним прямым касанием. Если все функции электронного правительства будут собраны в одной интегрированной информационной системе, всегда доступной для гражданина, то первое же негативное столкновение с властью будет заканчиваться тем, что гражданин тут же сможет выразить свое отношение к этому. У власти не будет больше возможности прятаться за пустые лозунги каждый раз, когда мы ею недовольны»*.

В парламентской республике, разумеется, описанная выше электронная демократия, на первый взгляд, создаёт определённую неустойчивость. Если люди массово поменяют своё мнение относительно правящей партии в худшую сторону, тогда она может лишиться большинства в парламенте, а её противники смогут объединиться и сформировать своё правительство. Однако в этом, собственно, и заключается суть электронной демократии – не нужно будет ждать четыре года и терять время, чтобы выяснить волю избирателя. Ведь избиратели уже через месяц могут увидеть, что избранная ими партия и сформированное этой партией правительство не отражает их волю – так какой смысл этому правительству продолжать работу? Разумеется, его нужно сразу же отправить в отставку, а на смену придёт новое правительство, которое будет лучше отражать волю избирателя. И если правительство хочет работать сколько-нибудь продолжительный срок, то оно должно объяснять свои действия народу и действовать в соответствии с его пожеланиями.

Повторюсь – система электронной демократии может показаться фантастичной, но мы имеет все возможности внедрить её уже сегодня. Помешать нам могут только некоторые проблемы: во-первых, отсутствие доступа к интернету у многих граждан России, а во-вторых, отсутствие технологий, позволяющих идентифицировать гражданина по интернету. Но обе эти проблемы уже практически решены.

Вначале про доступ. Уже сегодня большинство граждан России имеют доступ к интернету. 52% взрослого населения страны пользуются интернетом хотя бы раз в месяц, а в Москве и Санкт-Петербурге – 70% и 71%*. То есть для этих граждан зайти на нужный сайт и выразить свою волю не составит никакого труда. Что касается всех остальных, то их будет становится всё меньше и меньше, но даже сегодня достаточно легко создать им условия для голосования. Сегодня в России к интернету подключены подавляющее большинство отделений «Почты России» и районных библиотек, причём в последних доступ в сеть иногда предоставляют бесплатно. Практически в любом районном центре на почте или в библиотеке можно заплатить двадцать-тридцать рублей, зайти на избирательный сайт и проголосовать за необходимого кандидата.

В дополнение к этому будущий Центризбирком может создать в городах специальные избирательные центры с компьютерами, подключенными к сети. Там любой гражданин сможет получить консультацию о том, как пользоваться компьютером, выходить в интернет и совершать процесс голосования, после чего зайдёт на избирательный сайт и проголосует.

Для жителей отдалённых вахтовых посёлков, обитателей военных баз, представителей малочисленных кочевых народов Севера можно сохранить аналог современной процедуры выборов: периодический (например, раз в полгода) приезд членов избирательной комиссии с устройством, подключённым по спутнику к Интернету, при помощи которого эти люди смогут проголосовать. При этом, разумеется, те же люди могут проголосовать в любой другой момент, когда окажутся в том месте, где у них будет доступ к интернету (например, поедут в город по делам).

Таким образом упраздняется полностью Центризбирком в нынешнем виде с миллионами рублей и человеко-часов, которые тратятся на организацию периодических выборов. Потребуется лишь одна децентрализованная и максимально открытая для общества структура, сформированная при участии разных политических партий, общественных объединений и граждан. Этот новый Центризбирком будет заниматься организацией электронного голосования и иметь отделения на местах. Возможно, имеет смысл создать такие структуры в каждом регионе. Конкретный состав, режим работы и другие вещи лучше продумать техническим специалистам.

Теперь вторая проблема – наличие технологий, позволяющих идентифицировать избирателя по интернету. Как известно, в банковском деле такие технологии существуют и широко применяются. Но нечто подобное сегодня уже есть также в сфере общения гражданина с государством. Более того – подобные технологии стали политическим фактором. Однако до сих пор никто почему-то не задумывался об их более широком применении. Поясним это на нескольких примерах.

Есть два живых примера использования технологий электронного голосования в современной России. Причём они словно для соблюдения принципа объективности организованы двумя противоположными политическими силами: один – нынешним политическим режимом, второй – оппозицией. Первый – это сайт «Российская общественная инициатива», созданный в 2012 г., второй – выборы в Координационный совет оппозиции, произошедшие в том же 2012 г.

Работа сайта «Российская общественная инициатива» тесно связана с технологией ЕСИА, так что расскажем немного о ней. Итак, с 2010 г. в России действует Единая система идентификации и аутентификации (ЕСИА), которая обеспечивает санкционированный доступ граждан к информации, содержащейся в государственных информационных системах, на основе единых идентификационных параметров с использованием различных носителей: страховой номер индивидуального лицевого счёта (СНИЛС) и пароль, электронная подпись, SIM-карта или смарт-карта*. В частности ЕСИА используется на «Портале государственных услуг РФ», где граждане могут узнать о своих долгах перед государством, наложенных на них штрафах, обратиться к органам власти и т. д. Таким образом, уже сегодня есть система, позволяющая однозначно опознать гражданина, взаимодействующего с государством в сети.

А в 2012 г. в России был создан государственный сайт «Российская общественная инициатива» (РОИ), на котором граждане России, авторизованные через ЕСИА, могут выдвигать различные гражданские Инициативы и голосовать за них. Согласно ч. 19 указа президента РФ от 4 марта 2013 г. N 183, «Общественная инициатива, получившая в ходе голосования необходимую поддержку, направляется в электронном виде уполномоченной некоммерческой организацией в экспертную рабочую группу соответствующего уровня (федерального, регионального или муниципального) для проведения экспертизы и принятия решения о целесообразности разработки проекта соответствующего нормативного правового акта и (или) об иных мерах по реализации данной инициативы». При этом ст. 14 того же указа поясняет, что поддержанной считается инициатива, которая в течение одного года после ее размещения на интернет-ресурсе получила не менее 100 тыс. голосов граждан (в поддержку инициативы федерального уровня)

За следующий год несколько инициатив получили более ста тысяч голосов. Хотя все они были отклонены по разным причинам, тем не менее, подобные проекты доказывают техническую готовность государства и общества к построению электронной демократии.

Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

6 comments - Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry

Comments:

From:vasjad
Date:March 28th, 2014 01:00 pm (UTC)
(Link)
путокронной демократии. Она уже построена.
From:i_haaa
Date:April 7th, 2014 01:55 am (UTC)
(Link)
и вот зачем бы тем же профсоюзам нужна была бы новая конституция? имеющаяся уже неплоха. но попробуй еще добейся, чтобы ее соблюдали
From:vissarion
Date:April 27th, 2014 07:48 am (UTC)
(Link)
По поводу электронной демократии:
Технических проблем осуществления голосования в интернете нет, это довольно технологически простая система. Волков создал систему с нуля силами себя и нескольких программистов.
Но стоит обратить внимание на проблемы легитимизации интернет выборов.

Поясню: К примеру, некий программист из числа обслуживающих сервер электронного избиркома решит вбросить 30% какому-либо кандидату. Кто и как его сможет остановить или обнаружить вторжение? Технически результаты выборов это просто счетчик в некой базе данных и "подкрутить" его еще проще чем вбросить бюллетени. И если в условиях бумажных выборов имеются копии и видеозаписи которые в условиях нормального суда могут служить доказательством вброса, в случае электронного голосования такие доказательства теряются. Большинство населения не настолько технически образовано чтобы осуществлять контроль, поэтому нужна некая независимая контролирующая группа обеспечавающая легитимность решений избиркома. Еще раз повторюсь, что это проблема не техническая а социальная.

Можно придумать сколько угодно защищенную систему с паролями, ключами, сертификатами и проверками и перепроверками, однако решающее слово объявляющее победителя будет за председателем избиркома и членами комиссии.
Выборам в КС из принимающих участие все доверяли, потому что их проводил Волков, однако если электронные выборы будет проводить Чуров, то в этом не будет никакого смысла.

РОИ, на которую вы ссылаетесь уже скомпрометировала себя, и это первый "звоночек" из будущего что не всё так просто.
Электронные демократии существуют в Великобритании, Швейцарии, Канаде, США и Эстонии - самых развитых демократических странах мира.
Однако нет никакого смысла проводить Электронное Голосование в Нигерии, даже если там будет 100% проникновение интернета т.к. в результате отсутствия гражданами контроля за выборами к власти придет тот же диктатор, что и при обычном голосовании.

Россия находится на уровне развития Нигерии и поэтому нам впору метить руки несмываемой краской чтобы обеспечить легитимность.
Поэтому план предлагаю такой:

  • Этап 1: Голосование с метками несмываемой краской. Когда прекратятся стотысячные протесты и обсуждения что "выборы нелегитимны" можно переходить к этапу 2

  • Этап 2: Бумажные голосования, которые мы потеряли. С массовыми (а не единичными как сейчас) наблюдателями и высокой явкой населения

  • Этап 3:Можно думать об электронном голосовании и как обеспечить наблюдение за ним.

From:hitch_hiker
Date:April 27th, 2014 10:49 pm (UTC)
(Link)
Ну а как у нас обстоят дела с легитимизацией электронных платежей? Почему программисты, обслуживающие сервера электронных платёжных систем, не могут подкрутить счётчик и перевести деньги с одного счёта на другой? Полагаю, есть определённые механизмы защиты, которые можно было бы использовать и здесь. Я, увы, не IT-специалист, так что подробно рассказать об этом не могу. Полагаю, Волков мог бы сделать это лучше меня.

Про "независимую контролирующую группу" - совершенно согласен, я об этом и говорю, когда пишу, что избирком должен формироваться по совершенно новым принципам. Из того, что мне приходит сразу в голову - думаю, что, прежде всего, это должен быть коллегиальный орган, куда, например, отправляют своих делегатов политические партии с численностью выше какого-то порога. Вся работа высшего руководства избиркома (заседания и т. д.) должна транслироваться в прямом эфире, чтобы любой желающий мог наглядно видеть, как всё это работает. Ну и так далее - детали можно обсуждать, я не готов сразу придумать идеально работающую систему, но что-то нормальное совместными усилиями можно создать.

Про электронное голосование в Нигерии - ну я и не спорю, что одно электронное голосование само по себе мало что поменяет. Точно так же сама по себе ни одна другая предложенная мною поправка ничего не поменяет. Я предлагаю всё в комплексе.

Насчёт "метить руку несмываемой краской" - вот уж точно не вижу смысла, особенно, если учесть, что многие нарушения никак не связаны со вбросами и карусельщиками. Ну пометили бы тех 10% ингушей, пришедших на выборы в 2007 г., краской - как бы это помешало властям объявить так же о стопроцентной явке?

Предложение создать нормальную систему бумажного голосования - на мой взгляд, это как предложение сперва построить нормальную работу телеграфа, хотя уже существует электронная почта. Выборы можно фальсифицировать и с бумажным, и с электронным голосованием. Но если построить систему честных выборов, то зачем возвращаться к бумажному голосования, когда можно сделать сразу электронное?