Артем (hitch_hiker) wrote,
Артем
hitch_hiker

Categories:

Управляемая демократия и конституционная реформа (часть 7)


Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

Второе интересное мероприятие, реализующее технологию электронной демократии, – это выборы в Координационный совет оппозиции (КСО), которые проходили в России 20-22 октября 2012 г. Координационный совет был избран на один год, после чего был расформирован. Регистрация кандидатов и избирателей велась на сайте cvk2012.org, а всего в выборах участвовали более 80 тыс. человек.

Отметим существенный недостаток данного мероприятия. Хотя оно и позиционировалось как реализация новой технологии, мероприятие прошло по старой схеме периодических выборов – люди избрали Координационный совет оппозиции, а дальше на год были отстранены от участия в его формировании. Было бы гораздо лучше создать специальный сайт, на котором граждане могли бы в постоянном режиме выражать свою поддержку тому или иному кандидату, а состав КСО постоянно формировался бы по-новому исходя из пожеланий граждан.

Тем не менее, эти выборы хорошо показали эффективность технологии электронного голосования. В них были использованы несколько методов верификации: граждане могли осуществить перевод по банковской карте или через Яндекс-Деньги (в обоих случаях человека уже предварительно верифицировали банк или платёжная система Яндекс-Деньги), прийти в региональную выборную комиссию с паспортом и зарегистрироваться или прислать по электронной почте свою фотографию с паспортом в руке. Последние два метода, конечно, крайне громоздкие и неэффективные. Но из-за отсутствия государственной поддержки вряд ли можно было придумать иной способ для избирателей, которые не имеют возможности верифицировать себя первыми двумя способами.

Выборы прошли успешно, граждане сформировали рабочий орган оппозиции, однако он из-за отсутствия каких-либо властных полномочий, чётких целей и задач так и не стал важным политическим органом. Однако сами выборы опять же показали, что технологии, необходимые для реализации идеи электронной демократии, уже существуют и применяются.

Хотя наблюдатели отмечали проблемы в ходе голосования и в случае с РОИ, и в случае с КСО, все эти проблемы можно устранить, как я уже сказал, с помощью нового порядка формирования Центризбиркома и нижестоящих избирательных комиссий, в деятельности которых будут участвовать представителей политических партий, общественных организаций и граждан. Кроме того, естественно, работа этой структуры должна быть максимально открыта для общества, чтобы исключить всякую возможность исказить результаты волеизъявления граждан.

Перечисленные выше факты говорят о том, что уже сегодня есть технологии, позволяющие отслеживать волю граждан и перейти к системе представительной электронной демократии уже сегодня в любой момент. «В настоящее время в интернете в различных приложениях и социальных сервисах уже используются все те технологические компоненты, на которых будет построена облачная демократия в будущем, – отмечают Леонид Волков и Фёдор Крашенинников в книге «Облачная демократия». – Однако это не значит, что мы призываем брать эти компоненты и слепо их копировать. Использование каждого из них должно быть очень осознанным, компоненты должны быть адаптированы к нуждам электронной демократии и правильно состыкованы друг с другом»*.

Ну и вкратце о втором этапе – этапе прямой электронной демократии. Он требует более высокого уровня политической культуры у общества и будет заключаться в исчезновении самого понятия «депутат». Как известно, слово это происходит от латинского deputatus («посланный»). А поскольку электронные технологии позволяют никого не посылать в органы власти, а решать вопросы самостоятельно, то граждане поэтапно будут брать законодательную власть в свои руки и сами голосовать за законы и формировать правительство. Правда, элементы представительной демократии всё же можно сохранить – по некоторым вопросов граждане смогут делегировать свой голос специалисту, которого они считают более компетентным в какой-то конкретной сфере. Но не буду подробно говорить на эту тему, все детали можно найти в книге Волкова и Крашенинникова «Облачная демократия».

Отмечу лишь, что переход на этот этап, возможно, и не понадобится: если граждане увидят, что система представительной электронной демократии эффективно работает, то они могут на ней остановиться. Нужно лишь заложить в Конституцию необходимость каждые десять лет проводить голосование по вопросу перехода на систему прямой электронной демократии. Если данная идея будет поддержана, мы можем начать её реализацию, если поддержки нет – оставим представительную электронную демократию.

Избирательные цензы

Одна из самых спорных тем в политической наукевсеобщее избирательное право. Необходимость всеобщего избирательного права когда-то считалась необходимым условием существования демократии. Но сегодня всё больше людей подвергает сомнению эту концепцию, поскольку перед глазами у нас множество примеров, когда на самых честных выборах к власти приходят откровенно популистские политики, которые продолжают переизбираться, умело убеждая всех, что проблемы страны связаны не с их неспособностью руководить, а с мировыми заговорами, американскими шпионами и другими факторами.

Каждый из нас знает людей, которые не имеют ни малейшего представления об устройстве государства и его правовой системе, не отличают одну партию от другой и вряд ли способны осмысленно проголосовать на выборах. Конечно, я надеюсь, что число таких избирателей, не способных сделать осознанный выбор, будет со временем уменьшаться. Одно из ярких проявлений этого – стабильно высокие проценты Либерально-демократической партии России (ЛДПР) во главе с Владимиром Жириновским. Если голосование за «Единую Россию» или КПРФ можно объяснить пусть простыми, но всё же рациональными причинами (скажем, за первую партию могут голосовать те, кто хочет сохранения нынешней ситуации, а за вторую – те, кто хочет возвращения в Советский Союз), то в случае с ЛДПР невозможно придумать никакой причины за них голосовать. Эта партия не имеет ни идеологии, ни внятной программы, ни собственной позиции (по всем существенным вопросам она голосует так же, как правящая партия) и избирается раз за разом лишь потому, что часть избирателей находит что-то забавное или близкое себе в её лидере.

«Голосовать могут и должны все, кому это, во-первых, нужно, и, во-вторых, те, кто может, – пишут Леонид Волков и Фёдор Крашенинников в книге «Облачная демократия». – Первое достигается за счет существующей сегодня возможности выбора: хочешь – приходи на участок, хочешь – не приходи. А второе на сегодняшний день считается совершенно недостижимым, потому что кажется слишком сложным в реализации. На самом деле, если вдуматься, ситуация абсурдная: значительная часть людей, которые голосуют на выборах президента, не знают основы конституционного строя РФ, хотя бы в части полномочий президента. Тем более большинство людей, которые голосуют на выборах в Госдуму, не знакомы с основами конституционного строя РФ в части полномочий Госдумы. Думается, что не меньше половины избирателей не знает, чем занимается нижняя палата двухпалатного парламента»*.

Одним словом, перед Россией остро встаёт проблема обеспечения компетентности и осознанности выбора. Люди должны понимать, для чего и за кого они голосуют. И тут можно подумать о ряде избирательных цензов, которые помогут повысить долю осознанно голосующих избирателей, но одновременно не ущемят никого в правах. «Если человека ставят в тупик элементарные вопросы, зачем ему голосовать? – пишут Леонид Волков и Фёдор Крашенинников. – Если человек не понимает суть принимаемых в ходе выборов решений, то нужен ли его голос для их принятия?»

Эту проблему можно решить несколькими путями. Например, можно использовать два ценза: первый – по уровню знаний основ конституционного строя, второй – «тест на меркантильность» для исключения из выборов тех, кто ценит свой голос меньше, чем небольшую денежную сумму. Расскажу подробней про первый и второй способы.

Итак, ограничение по уровню знаний. Его предлагают авторы книги «Облачная демократия». «Облачная демократия предлагает простое решение этой проблемы, используя аналог механизма CAPTCHA, который знаком каждому интернет-пользователю, – пишут Волков и Крашенинников. – На всякий случай напомним, что речь идет о технологии «антикомпьютерного» ввода текста, когда пользователя просят распознать буквы или цифры на не очень четкой картинке, чтобы убедиться в том, что в систему пытается войти действительно живой человек, а не бот, имитирующий действия человека. Смысл в том, что перед началом электронного голосования гражданин должен будет ответить на ряд простейших вопросов. Примеры этого уже существует в нашей жизни, мы к ним привыкли: «Да, я подтверждаю, что мне больше 18 лет». Примерно такой же механизм действует при заполнении визовых анкет, когда нужно дать ответы на простые вопросы: были ли вы судимы, ввозите ли вы наркотики, являетесь ли вы членом экстремистских организаций и так далее. Обычный человек отвечает «нет», практически не задумываясь. Но тем не менее он эти вопросы прочитывает и отвечает на них, понимая, что если он соврет, то ему потом откажут в получении визы»*.

Единственная проблема – не очень понятно, кто будет составлять подобные вопросы, будут ли они меняться в зависимости от уровня выборов и так далее. Наиболее оптимальным мне представляется следующее решение: авторы Конституции, помимо написания самого текста, должны сделать тест на знание этой Конституции. Должен получится тест из 100-200 вопросов – вроде того теста, который сдают граждане для получения водительских прав. Люди, голосуя за новую Конституцию, будут голосовать и за этот тест. Круг вопросов будет ограниченным и постоянным, а ответы – заранее известны. Любой, кто захочет принять участие в выборах, должен знать ответы на эти вопросы. Перед началом голосования он ответит, например, на пять случайно подобранных вопросов. Если хотя бы три из пяти ответов окажутся правильными, он уже сможет принять участие в голосовании. Чтобы человек не имел возможности найти ответ на нужный вопрос в интернете, можно ограничить время, которое даётся на эту процедуру.

«Мы не ставим цели установить избирательный ценз в виде экзамена по конституционному праву, – пишут Волков и Крашенинников. – Мы предлагаем создать лишь символический фильтр, который к тому же возьмет на себя дополнительную роль повышения престижности выборов. Он позволяет очень быстро репозиционировать выборы от раздражающей и непонятной общественной нагрузки в почетное и красивое общественное право: я пришел, я сдал экзамен. И пусть этот фильтр пройдут 95%, а не пройдут только 5% избирателей, которые находятся в состоянии полной неадекватности к окружающей политической реальности. Тем не менее выборы становятся чем-то почетным и значимым, а их результат — гораздо более осмысленным»*.

Другой избирательный ценз – «тест на меркантильность». Этот элегантный способ придумала журналистка Юлия Латынина во время наблюдения за выборами президента в 2012 г. В данном случае граждан никоим образом не ограничивают, однако те, кто не видит для себя ценности в участии в управлении государством, легко отстраняются от этой процедуры.

«И вот сначала я очень гневалась на этих карусельщиков, на люмпенов, которым платили по 600 руб. за приход на путинский митинг, на горе-избирателей, которым платили 400 руб. за открепительный. Мне даже подумалось, что таких избирателей надо лишать избирательных прав за злоупотребление процедурой выборов, как водителей лишают водительских прав за пьянство на дорогах, – пишет Латынина. – А потом я подумала, что ровно наоборот. Это современная система всеобщего голосования устроена неправильно и ограничивает избирателя в его выборе. Вот, допустим, избирателю предлагают: голосуй за кандидата А или за кандидата Б. А он не хочет А или Б. Он хочет бутылку водки. Нужды этого избирателя стоит учесть. И предложить ему более широкий выбор. А именно: голосуешь за А, или за Б, или получаешь бутылку водки.

Ведь что делает «карусельщик»? Он продает свой голос. Но если он избиратель и если он этого хочет, надо предоставить ему такую возможность! Воля избирателя священна! Пусть приходит на участок и говорит: «Я не хочу ни А, ни Б, я хочу деньги». И он получает деньги, которые ему причитаются за отказ от права голоса (допустим, 1000 руб.), а его голос погашается и не участвует в голосовании, как не участвуют в акционерных собраниях казначейские акции.

Все будет легально. Определенная категория избирателей получит возможность получить в результате голосования то, что она хочет. А те, кто действительно заслуживает звания гражданина, получат возможность выбирать нормальных кандидатов»*.

Итак, описанным способом можно легко исключить из числа избирателей тех, кто ценит свой голос меньше, чем небольшую денежную сумму. В системе электронной демократии можно придумать гибкую систему: платить ежегодно человеку 250 рублей за отказ участвовать в выборах на федеральном уровне, ещё 250 р. – на уровне региона, ещё 250 р. – на уровне города, ещё 250 р. – на уровне района (при выборах участкового и мирового судьи). Итого человеку, который согласен полностью выключить себя из процесса выборов, будут каждый год торжественно вручать тысячу рублей. Деньги можно вручать как наличными (в соответствующих избирательных комиссиях), так и переводить на указанный избирателем банковский счёт.

Эти расходы весьма невелики в масштабах федерального бюджета и их можно найти уже сегодня. Например, ежегодные расходы на содержание администрации президента составляют примерно 5,43 млрд рублей*. Кроме того, вспомним, какие суммы налогоплательщики тратят на политические партии. Так, ежегодные расходы из бюджета на партию «Единая Россия» составляют 2,58 млрд рублей*, на партию ЛДПР – 477 млн рублей*, на КПРФ - 891 млн рублей*, на партию "Справедливая Россия" - 493 млн рублей*, на партию "Яблоко" - 112 млн рублей*.

Итак, если мы ликвидируем администрацию президента (что неизбежно в парламентской республике) и прекратим финансирования политических партий из федерального бюджета (что неизбежно в нормальной стране), у нас уже образуется ежегодно почти 10 млрд рублей. Этого хватит, чтобы ежегодно спонсировать 10 млн избирателей – то есть больше, чем получила партия ЛДПР на выборах в Госдуму в 2011 г. (напомним, тогда за неё проголосовали 7 664 570 избирателей). И я полагаю, что такие расходы будут куда более осмысленными, чем расходы на политические партии, которые вообще-то должны существовать за счёт пожертвований и членских взносов, а не за счёт налогоплательщиков.

Плюс следует продумать «временной ценз», особенно важный при проведении референдумов. Суть его в том, что перед голосованием по вопросу, выносимому на всенародное голосование, гражданам нужно дать время для размышления и обсуждения этого вопроса. Это позволит избежать принятия скоропалительных решений, сделанных под влиянием чувств, а не рациональных аргументов. Точно так же, возможно, решения на выборах стоит принимать не сразу, а с подтверждением через какое-то время: например, человек голосует за или против кого-то, а спустя несколько дней должен подтвердить своё решение - и только после этого оно вступает в силу. Мужчину и женщину не сочетают браком сразу после обращения в ЗАГС, а дают месяц на обдумывание – о чём-то подобном стоит продумать и в данном случае.

Можно придумать ещё ряд цензов, которые могли бы повысить уровень компетентности и осознанности среднего избирателя. Главное при этом – проявить изобретательность и заведомо не лишать никого права на участие в выборах.

Всё вышесказанное является поводом для широкой дискуссии. Я не навязываю свою точку зрения и предлагаю лишь поразмышлять над ней без лицемерия и ханжества (вроде того, что «в избирательной системе не место подобным дискриминационным нормам!»).

На мой взгляд, при разработке новой Конституции стоит учесть эти проблемы и предложить в качестве дополнения указанные выше цензы. Причём они не влияют на другие конституционные нормы, так что их можно сделать опциональными и отделить от голосования по основному тексту конституции: то есть если избиратели проголосуют за них, они будут включены в Конституцию, если нет – не будут.

Судебная система

Стоит сказать пару слов о судебной системе. Необходимость выборов судей многие ставят под вопрос, поскольку их работа происходит не на виду у общества и требует специфических знаний. Даже наблюдая за процессом в средствах массовой информации, многие люди вряд ли смогут объективно оценить, насколько хорош тот или иной судья (кроме совсем уж вопиющих случаев беззакония, которые происходят в России).

Именно поэтому выборность судей – явление довольно редкое. В большинстве стран их назначают органы законодательной и исполнительной власти. Конечно, это может повлиять на их объективность, из-за чего существуют гарантии пожизненности, неприкосновенности и несменяемости судей – всё это помогает исключить давление на них со стороны власти. Однако это одновременно даёт возможность влиять на состав судей и подбирать в их число наиболее лояльных и послушных юристов.

В некоторых штатах США и кантонах Швейцарии судьи избираются. В дореволюционной России мировые судьи – наиболее приближенные к населению – также избирались населением соответствующей местности. Происходило это, правда, не напрямую, а через земские собрания, и было сопряжено с разного рода избирательными цензами, но, тем не менее, сам этот факт заслуживает отдельного размышления.

Учитывая этот опыт, на мой взгляд, стоит ввести выборность мировых судей – то есть тех судей, которые наиболее приближены к населению. А все вышестоящие судьи будут уже избираться нижестоящими. Исключением, на мой взгляд, должен стать только Конституционный суд и аналогичные ему суды в регионах – ибо эти органы особенно важны в политической системе и от их объективности зависит очень многое. Но в любом случае вся судебная система должны быть отделена от правительства и парламента и не зависеть от них.

Однако даже в случае введения выборности судей должны быть сохранены в ограниченном виде принципы неприкосновенности и несменяемости, чтобы исключить необоснованное давление общества на их решения. Если точнее – можно реализовать порядок, который в общих чертах прописан в нынешнем федеральном законе «О мировых судьях в РФ», в его седьмой статье: первоначально мировой судья избирается на пятилетний срок, затем население судебного участка оценивает работу и уже утверждает его бессрочно, после чего он может участвовать в выборах вышестоящих судей и продвигаться дальше по карьерной лестнице (становиться районным судьей, судьей областного суда и т. д.). В таком случае будут исключены эмоции и другие иррациональные факторы при оценке работы судей со стороны общества – за пять лет люди вполне взвешенно и спокойно смогут оценить, насколько адекватно судья выполняет свою работу.

Возможно, я покажусь немного непоследовательным, если хочу исключить судей из-под постоянного контроля со стороны общества. Но здесь ситуация совершенно другая: если депутат пишет законы и определяет общие правила поведения для всех граждан, а в этих правилах по силам разобраться любому, кто вдумчиво займётся этим вопросом, то работа судьи требует и знания законов, и изучения судебной практики, и пристального рассмотрения материалов множества конкретных дел. И если в первом случае мы вправе требовать от депутата выполнения наших желаний и разъяснения его действий, то во втором это вряд ли будет возможно – для этого каждый должен так же серьёзно и обстоятельно ознакомиться с материалами дела, чтобы понять, правильно поступил судья или нет.

«Под видом "общественного мнения" судье указывается иногда лишь на голос "общественной страсти", следовать которому в судебном деле всегда опасно и нередко недостойно, – писал на эту тему в начале XX в. знаменитый юрист Анатолий Кони в своей работе «Нравственные начала в уголовном процессе». – Судья должен стоять выше этого в выполнении своей высокой задачи, основанной не на временных и преходящих впечатлениях, а на вечных и неизменных началах правосудия. Забывая мудрый совет глубокого мыслителя и юриста Бентама, указывающего, что, исполняя свой долг, судья должен иногда идти против вожделений толпы, судья, боясь общего неудовольствия, утраты популярности и трудной аналитической работы ума, может пожелать во мнении пестрого и волнующегося большинства найти легкий и успешный исход для своей заглушенной на время совести и умыть себе руки. Такие судьи бывали, и имена некоторых приобрели себе бессмертие. В одной старой и чудной книге, пережившей века, рассказан процесс, произведенный таким судьею и под влиянием таких указаний. Это было 1872 года назад. Судью звали Понтий Пилат»

В то же время я за ещё более широкое использование суда присяжных в судопроизводстве. Присяжные, непосредственно вовлечённые в процесс, а не знакомые с ним по материалам СМИ, вполне могут выполнять роль объективных судей по целому ряду дел. Возможно, категории этих дел нужно закрепить в Конституции, чтобы у законодателей не возникало соблазна исключать из рассмотрения присяжных некоторые чувствительные для власти дела.

Более конкретные предложения по судебной реформе, вероятно, стоит ожидать от упомянутого выше в моей работе Института проблем правоприменения, который более серьёзно занимается этой проблематикой.

Порядок принятия и легитимность новой Конституции

Помимо разработки самой Конституции и пакета сопутствующих законов о выборах, нам следует разработать и федеральный конституционный закон «О Конституционном Собрании», необходимый для принятия новой Конституции. Поскольку нынешняя Конституция предусматривает именно такую процедуру, придётся следовать её логике. И уже после разработки такого закона и новой Конституции можно будет требовать:

а) принятия Госдумой этого закона;

б) созыва Конституционного собрания;

в) вынесения Конституционным собранием текста новой Конституции, а также любых других проектов на всенародное голосование.

Возможно, не понадобится такой сложной процедуры, тем более, что для согласия нынешних властей на такую процедуру потребуется слишком мощное и постоянное давление всего общества. Ведь вполне вероятен и другой путь, который мы видим в других странах, – свержение нынешнего политического режима и принятие новой Конституции на всенародном голосовании.

Многие юристы, особенно специалисты по конституционному праву, могут сказать, что такая Конституция будет нелегитимной и незаконной, потому что принята с нарушением предыдущей Конституции. Однако сама нынешняя Конституция 1993 г. является настолько же нелегитимной. Дело в том, что действовавшая на момент её принятия Конституция РСФСР 1978 г. предусматривала в ст. 185, что «Изменение и дополнение Конституции (Основного Закона) Российской Федерации – России производит Съезд народных депутатов Российской Федерации законом, принятым большинством не менее двух третей от общего числа избранных народных депутатов Российской Федерации», а ст. 9 действовавшего тогда закона РСФСР «О референдуме РСФСР» устанавливала, что «право принятия решения о референдуме принадлежит Съезду народных депутатов РСФСР, а в периоды между съездами – Верховному Совету РСФСР».

Таким образом, разработка новой Конституции и объявление референдума по её принятию, в котором не участвовал Верховный Совет, были по сути нарушением действовавших тогда Конституции и законодательства. Однако несмотря на это новая Конституция была принята и формально действует в стране вот уже больше двадцати лет. Скорее всего, то же самое произойдёт и с новой Конституцией, вне зависимости от процедуры её принятия.

Алгоритм действий

Итак, попробую предложить наиболее эффективный, на мой взгляд, алгоритм действий по реализации конституционной реформы в современных условиях:

1) Первый этап – составление проекта новой Конституции, где будет сформулированы идеи парламентской республики, всеобщей выборности, электронной демократии и ничем не ограниченных прав и свобод человека. Помимо самой Конституции, следует написать федеральный конституционный закон «О Конституционном собрании» и ряд законов о выборах при системе электронной демократии.

Желательно, чтобы в разработке принимали участие все политические и общественные силы, заинтересованные в возвращении власти народу. Если другие темы (реформы полиции, здравоохранения или армии) каждая партия может и должна разрабатывать самостоятельно, то реформа конституции и избирательной системы необходима всем и каждому и тут вполне можно согласовать все спорные моменты. Даже если этим будет заниматься только одна политическая партия, готовый проект необходимо разослать всем заинтересованным общественным силам для согласования позиций. Тут уже всем должно быть не до разногласий по идеологическим вопросам и взаимных обвинений в «фашизме», «радикализме» или «преклонении перед Западом». Демократия, как и свобода, либо существует для всех, либо не существует вовсе.

Подобная задача лишит почвы всякие обвинения в том, что главная задача оппозиции – захват власти, а дальше они будут делать всё по-старому. Задачей оппозиции должно быть изменение всей политической системы, а главным требованием – принятие новой Конституции, которая даст равные шансы как нынешней оппозиции, так и партиям, представленным сегодня в Госдуме.

Помимо самого проекта конституции и базовых законов о выборах, нужно составить нечто вроде пособия по Конституции и выборной системе, где были бы следующие вещи:

а) Подробное описание ущербности нынешней политической системы и её связи с проблемами во всех сферах общественной жизни. Над этим уже многократно работали СМИ, оппозиционные силы и другие структуры, так что больших проблем в этом плане не возникнет.

б) Разъяснение сути новой конституции с подробным описанием парламентской республики, электронной демократии и других принципиально новых вещей. Многим людям непонятны плюсы и минусы парламентской республики, многие испугаются электронного голосования – для всех нужно найти внятные и убедительные аргументы, которые должны снять все возможные вопросы. Над этим может работать команда из литературных редакторов, правоведов и IT-специалистов.

в) Внятный алгоритм смены власти: кто и как должен сложить свои полномочия, кто и как придёт им на смену, кто будет проводить первые и последующие выборы в новой системе, какова их процедура и т. д. У людей не должно возникать ощущения, что в какой-то момент произойдёт вакуум власти, хаос и анархия.

Указанные в пунктах «а»-«в» разъяснения должны быть интересными, легко читаемыми, образными и убедительными. Их должны понимать самые разные категории граждан, вплоть до наименее образованных.

К сожалению, нынешняя агитация оппозиционных сил в основном негативна: то есть она всего лишь убедительно доказывает, что у власти находятся жулики и воры. Большинство граждан и так прекрасно это знает, и нам уже нет нужды доказывать очевидное. Но оппозиция до сих пор не нашла ответов на кажущиеся нам примитивными, но от этого не менее резонные вопросы: «А откуда мы знаем, что новые будут лучше?» или «А кто тогда, если не Путин?».

В итоге в нынешних протестах большинство граждан не видят ничего, кроме желания поменять одних людей во власти на других. А подобная смена лидеров на самом деле может и ничего не дать – как мы видим, Конституция предоставляет лидеру страны слишком большие полномочия. И если президентом станет Навальный, Удальцов или кто-то другой, нынешняя Конституция никак не помешает ему построить новый режим диктатуры одного человека и его партии. Соответственно, нужно предлагать новую Конституцию, которая исключит этот вариант – а для этого надо эту Конституцию написать.

В общем, пора переходить к позитивной программе. А программа эта заключается в передачи власти в руки народа: без общих слов, а с указанием конкретных правил, по которым это будет происходить. Каждый должен увидеть, каким образом новая система принесёт пользу лично ему и как именно он сможет участвовать в управлении государством при новой Конституции.

Итак, в конце первого этапа в конечном итоге у нас должен быть текст Конституции и новых законов о выборах при системе электронной демократии с понятным, простым и убедительным обоснованием их необходимости.

2) Второй этап – доведение текста до граждан. Тут почти не возникнет затруднений, потому что все необходимые методы уже разработаны. Команда Алексея Навального неоднократно использовала сетевые технологии в политической борьбе, а на его сайтах зарегистрированы тысячи людей по всей стране. Если издать в виде книги текст новой Конституции, законов о выборах и разъяснений к ним, то волонтёрам будет несложно донести эту книгу до большинства жителей нашей страны (по крайней мере, в городах) – достаточно будет найти типографии в каждом регионе и разложить текст по почтовым ящикам.

Плюс к этому можно распространять подобные книги среди госслужащих: в поездах - раздавать их работникам РЖД, на «путингах» – работникам коммунальных служб и учителям, на оппозиционных митингах – сотрудникам полиции и солдатам внутренних войск, на допросах – сотрудникам ФСБ и Центров по борьбе с экстремизмом.

Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), созданный Алексеем Навальных, с недавних пор успешно занимается социологическими исследованиями. Команда социологов ФБК даже предсказала результата выборов мэра Москвы в 2013 г. Так что в этот раз можно будет объективно отслеживать, насколько эффективно работает агитация.

Итак, в конце второго этап значительная часть населения России должна быть ознакомлена с текстом новой Конституции и убеждена в необходимости её принятия.

3) Третий этап – активные действия по смене политического режима. Это могут быть и мирные выступления, и всеобщая забастовка и т. д. На самом деле, в случае успешной работы на первом и втором этапе третий уже не составляет никакой проблемы. Если хотя бы треть жителей крупных городов проникнется новыми идеями и будет готова их отстаивать (а особенно если процент «новообращённых» будет высок в правоохранительных органах и армии), то трансформация власти может произойти мирно и без кровопролития.

Итак, политическим силам и гражданам, которые считают нынешний режим антидемократическим, целесообразнее всего в настоящий момент разработать новый проект Конституции, который был бы более демократичным и правовым и отражал бы идеи парламентской республики, электронной демократии, всеобщей выборности и неограниченных прав и свобод граждан. Только такой проект Конституции, который большинство граждан сочтёт разумным и правильным и за который они будут готовы бороться, можно считать легитимным вне зависимости от требований нынешней Конституции. Вторым шагом станет агитационная работа по разъяснению гражданам необходимости принятия новой Конституции. А после этого смена нынешнего авторитарного режима на демократический станет уже простым техническим вопросом.

Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5 - Часть 6 - Часть 7

Tags: законы, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments